Миранделла: Enchanted World

Объявление

В случае проблемы с регистрацией стучите в аську: 602-943-371

Баннеры:

Волшебный рейтинг игровых сайтов TopOnline - Рейтинг ролевых игр Ещё один великолепный МИФ. Ролевая игра по МИФам Асприна Яндекс.Метрика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Расы » Эльфы


Эльфы

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Эльфы
Эльфы являются одной из самых известных рас, упоминаемой в легендах ещё с самой глубокой древности, и многие отмечают у них наличие особого, так сказать «эльфийского типа красоты», кажущегося необычайно привлекательным для большинства людей и представителей других рас. Они высоки ростом, всегда стройны, статны и гибки, и отличаются великолепной пластикой движений и грацией, широкоплечи (в пределах разумного) и узкобёдры (иными словами, легкоатлетического телосложения), и выглядят, может быть, в некоторых случаях излишне утончёнными и изящными, однако по силе могут соперничать даже с самыми сильными людьми (с теми самыми, которые так и напрашиваются на определение «гора мускулов» и застревают плечами в дверном проёме), а уж по быстроте и ловкости эльфам вообще трудно найти себе равных среди людского племени. Непременным признаком эльфа являются утончённые, правильные и гармоничные, и даже как будто точёные черты лица, на котором никогда не растут ни усы, ни борода, а также удлинённые и заостренные кверху уши (но не оттопыренные): такое строение ушных раковин, в сочетании с особой конструкцией внутренней части уха, наделяет эльфов необыкновенно острым и тонким слухом, позволяя им явственно различить то богатство звуков, которое является недоступным для человеческого уха. Если кто-то говорит: «эльфы могут услышать, даже как растёт трава» – можно быть уверенным, что это не преувеличение. Ясные и как будто лучащиеся звездным светом глаза эльфов несколько крупнее, чем у людей (но не до такой степени, как в аниме), обычно – миндалевидной формы, слегка приподнятые к вискам, а их зрачки обладают способностью изменять свой размер ещё в большем диапазоне, чем у человека, благодаря чему эльфы имеют необычайно острое зрение, позволяющее видеть всё в несколько раз чётче и дальше, чем люди, а также не испытывать трудностей с ночным зрением, видя при свете звёзд также хорошо, как и днём, и хорошо различая даже самые мельчайшие из деталей. Только при полном отсутствии света, в тёмных подземелиях, эльфы испытывают трудности с освещённостью – однако это может быть связано с непривычной обстановкой, в которой они вообще чувствуют себя неуютно, не так, как в лесах.
Эльфы редко нуждаются во сне – обычно они не спят, а грезят, впадая при этом в особое медитативное состояние, подобное трансу, и в переводе с языка эльфов называющееся мечтательностью – и, как правило, четырёх часов такого отдыха на лоне природы, под сенью звёзд, эльфу оказывается достаточно, чтобы полностью восстановиться – как и восьмичасового сна людям. Поэтому эльфов иначе называют «Звёздным народом», и благодаря этой особенности пошло поверие, будто эльфы спят с открытыми глазами и способны в один миг проснуться при малейшем странном шорохе или запахе.
Чтобы входить в транс для отдыха, эльфу необходимо находиться в лесу, или, по крайней мере, почувствовать себя частью природы – и потому они не особо долюбливают человеческие города и предпочитают находиться подальше от них, если только пребывание в них не обусловлено особой необходимостью. Сохранившиеся в людской истории предания об эльфийских посольствах, приехавших по приглашению в столицу с целью переговоров, содержат такие сведенья, что эльфийские послы, нимало не прельщаясь предложенными им роскошными (по человеческим меркам) условиями проживания, требовали для себя лишь беспрепятственного выхода за город с целью восстановления сил (с ума сошли? открыть им городские ворота? в три часа ночи? здесь наверняка какая-то засада), однако после длительного упрашивания и указания на традиции (и с той, и с другой стороны) согласились остановиться прямо в королевском дворце. (Наверно, соблазнившись поистине королевскими размерами дворцового сада, который был тогда намного больше, чем сейчас. Это предположение кажется тем более вероятным, что, по словам дворцовых горничных, постели в их комнатах были не смяты, поэтому в своих постелях они не спали – зато окна в комнатах, все, как одно, оказались открытыми. А что? Имеет право благородный эльф, на ночь глядя, прогуляться по саду, или нет?)
Эльфы не подвержены ни старению, ни многим людским заболеваниям, а умирают только от несчастных случаев, от смертельных ран, полученных ими в ходе сражений, в тех войнах, которые им приходилось вести с расами, стоящими на стороне Тьмы – и если бы эльфы больше берегли себя и не участвовали в сражениях, тогда, возможно, они смогли бы жить практически вечно. Также эльф (это чаще бывает у Светлых эльфов, у Лесных почти не встречается) может тихо «уйти» из жизни – как последствие глубокой скорби из-за потери кого-то из близких, чаще всего детей и/или возлюбленной/возлюбленного. Однако у большинства перенесших такую потерю всё равно остаётся ради кого жить – и потому случаи «ухода» в обществе эльфов наблюдаются редко, не больше двух-трёх случаев за поколение/в тысячелетие. И когда впоследствии находят такого «ушедшего» (у них считается хорошим тоном оставить записку, предупреждающую о своих намерениях), то со стороны кажется, что «ушедший» не умер, а всё равно что уснул – только слишком глубоким сном. И только отсутствие дыхания, пульса и сердцебиения выдаёт, что это не просто сон, а нечто более глубокое или серьёзное, откуда обычно не возвращаются. Никогда...
Хотя надежда вернуть «ушедшего» всё же остаётся – ведь их тела (как вскоре выяснилось после первого такого случая) совершенно не подвергаются разложению, в отличие от останков эльфов, погибших на войне или в ходе несчастного случая. Можно считать, что тела предохраняет от разложения какая-то магия – если закрыть глаза на тот факт, что, кроме обычного магического фона, теоретически действующего и на «ушедших», и на другие тела (так что он не может быть причиной защиты от разложения), никакой магии вокруг тел «ушедших» до сих пор обнаружить не удалось.
Тела «ушедших» помещают в специальные усыпальницы, построенные при домах у каждого рода, любой здесь может попрощаться с «ушедшим», отдавая последний долг его памяти – пусть даже узнает об этом случае спустя несколько веков после того, как это произошло.
Продолжительность жизни эльфов столь высока, что не поддаётся измерению (известно только, что она исчисляется тысячелетиями), процесс взросления у этой долгоживущей расы так же протекает не настолько быстро, как у людей. Приблизительно до трёх-пятилетнего возраста взросление детей обеих рас идёт параллельно, затем (когда дети в совершенстве освоят науку читать, ходить и говорить и окажутся способны к большей или меньшей степени самообслуживания на бытовом уровне) развитие маленького эльфа замедляется, составляя сначала год в два года, затем срок этот растягивается ещё более... так что, в итоге, когда человек доживает до глубокой старости, эльф ещё только-только вступает в счастливую пору своего совершеннолетия.
Более замедленное по сравнению с людьми развитие вовсе не означает бо'льшую тупость эльфов и их худшую способность к обучению, чем у людей. Если сравнить объём информации, который усваивает за годы взросления эльф (знание всех видов и разновидностей растений и животных в лесу, а также их характерных особенностей на уровне практикующего учёного ботаника и зоолога, знание всех важнейших аспектов многотысячелетней истории эльфийских народов (и этих аспектов насчитывается немало) а также очень многих, так сказать, «факультативных», необязательных нюансов, представляющих интерес только для того или иного рода, знание литературы, музыки, живописи и стихосложения, причём не только теоретическое – каждый уважающий себя эльф должен освоить, по крайней мере, один музыкальный инструмент, уметь запечатлевать на бумаге, холсте или других подходящих материалах быстротечную красоту бытия (да здравствуют прекрасные эльфийские гобелены), с ходу слагать баллады на любую заданную тему, а также знать наизусть те из них, что вошли в классику. Плюс умение изготовлять красивые вещи, украшающие собой жизнь эльфов. Плюс физическая подготовка – занимающие не последнее место в распорядке дня упражнения в фехтовании и стрельбе из лука, до тех пор, пока не будет признано, что умения молодого дарования в области владения оружием не посрамят честь эльфийского народа. Не говоря уже об обучении той науке, большой или малый талант к той или иной области которой имеется почти у каждого эльфа – речь идёт об обучении магии), причём обучение ведётся не так, как обычно принято у человека, не «из-под палки», а как бы играючи, с увлечением, не забывая ни о прогулках по красивым природным местам, которых в месте жительства эльфов имеется превеликое множество, ни о веселье, смехе, музыке, танцах, хороводах и весёлых играх на свежем воздухе – которые являются неотъемлемым признаком жизни и культуры эльфийской расы.
Эльфы могут ходить по траве, совсем не приминая её, по болоту, не утопая в него и почти не замочив ног, а также по глубокому снегу, нисколько в него не проваливаясь – хотя неглубокие следы на его поверхности всё-таки остаются, до тех пор, пока снова их не припорошит снежком. А их зоркие глаза способны различить следы какого-либо другого существа всего лишь по двум-трём примятым травинкам – и на основании этого довольно точно описать физические габариты этого существа. В лесу они могут передвигаться практически бесшумно, так что расслышать их может только другой эльф – и то только с близкого расстояния – в несколько шагов (однако зверолюди, оборотни и перевёртышы могут почувствовать присутствие эльфа и на более отдалённом расстоянии – по его запаху).
Традиционное оружие эльфа – это лук. Благодаря своему острому зрению (и другим физическим параметрам) эльфы являются прирождёнными лучниками, о них говорят, будто они способны в безлунную ночь, когда единственным источником света являются только звёзды, попасть стрелой в комариный глаз – когда расстояние между комаром и эльфом составляет около километра. Возможно, эльфа не затруднило бы и более отдалённое расстояние – однако отправить стрелу более чем в километровый полёт не в силах даже знаменитые эльфийские луки.
Кроме лука эльфы также мастерски владеют холодным оружием, элегантным, быстрым и лёгким, стремительным в своей убийственной красоте, словно молния. Эльфийская рапира или шпага, один или два лёгких меча, сабли или кинжала из лёгкого, однако прочного, гибкого и упругого серебристого металла (ох уж эти знаменитые таинственные эльфийские сплавы – вечно они будят воображение), выкованных с использованием волшебства или зачарованных после изготовления, реже – заказанных или купленных у гномов, – вот традиционное вооружение эльфа. Также среди оружия эльфов можно повстречать копья и метательные кинжалы или дротики, эльфы с пацифистским складом характера умеют великолепно за себя постоять с помощью посохов; не очень любимы двуручники из-за их большой громоздкости и габаритности (тем более что двуручные мечи бывают либо тяжёлыми и неуклюжими, если приобретать их на стороне, либо на один двуручник уходит такое количество драгоценного эльфийского металла, из которого можно было бы изготовить несколько шпаг или рапир чуть меньшей длины), и презираются арбалеты из-за длительности их перезарядки (вполне возможно, что эльфы вообще не любят слишком переусложнённые искусственные механические устройства – в их понятии это всё равно, что вместо своих ног разгуливать на протезах) – в отличие от тех же дроу, для которых время перезарядки, в лучшем случае, играет второстепенную роль – раз уж всё равно не удалось попасть в свою жертву с первого выстрела (потому что шанса на второй не представится).
Из брони эльфы предпочитают лёгкие кожаные доспехи, не затрудняющие и не сковывающие движения, не мешающие уклоняться и легко уходить от ударов, используя характерные для своей расы быстроту и ловкость, а также лёгкие и прочные кольчуги своего производства, возможно, тоже зачарованные, как и оружие. Знаменитые мифрильные кольчуги гномов также могут использоваться эльфами, однако большим спросом они не пользуются – возможно, из-за того, что будучи более прочными, нежели эльфийские, они несколько тяжелее и сильнее затрудняют движения, чем аналогичные кольчуги эльфов. Полуэльфы не настолько придирчивы в выборе защитного снаряжения, поэтому мифрильные кольчуги, среди всех эльфов, чаще всего можно встретить у них.

Речь эльфов певуча и мелодична, язык их сложный, с большим словарным запасом, изобилующий многими потаёнными смыслами, когда значение выражения ощутимо меняется, стоит только чуть изменить в длинной фразе склонение одного из слов, заменить его несколько более архаичным, или же, наоборот, более современным синонимом, чуть-чуть изменить произношение – и эльфы являются непревзойдёнными игроками в слова и смыслы, мастерами глубокого каламбурения, контекста и подтекста. Хотя, общаясь с другими народами, они редко к этому прибегают – какой смысл надрываться, если никто не оценит. Иное дело, если переговоры ведут два эльфа – и тогда они непрестанно прибегают к сложным витиеватым фразам, предназначаемым, чтобы одновременно, в одной и той же фразе, вести как беседу о деле с союзником, так и остроумно охарактеризовывать подмеченные достоинства и недостатки этого конкретного союзника и всей его расы в целом, перед своим напарником-эльфом, отвечающим ему в том же стиле. Зачастую это превращается в своего рода соревнование между эльфами, проигравшем в котором оказывается тот, кто первый выдаст ответ по-простому.
Эльфийские имена длинные, но лёгкие в произношении, красивые и музыкальные, как и сама речь эльфов, и часто отвечают какой-либо заметной черте в облике или характере своего обладателя, реже – в биографии, когда эльф совершает какой-либо значительно прославляющий его поступок. Поскольку со временем число заслуживающих быть отмеченными черт и поступков увеличивается, имя эльфа имеет тенденцию удлиняться с возрастом. Различают:
а) детское имя, дающееся эльфу при рождении, когда характер его ещё не сформировался, а внешность не очевидна, и обычно характеризующее не сколько его самого, столько ожидания его родителей в его отношении; в качестве детского имени допускается использовать какое-нибудь ласковое слово. После достижения совершеннолетия это имя обычно не употребляется или употребляется только в кругу семьи, главным образом только родителями, наставниками и иногда старшими братьями или сестрами; никто из чужих не имеет права называть эльфа его детским именем, если только тот сам не назвал его ему в знак доверия. Назвать эльфа его детским именем, не имея на это права, почитается как серьёзное оскорбление, и эльфы сами, во избежание чего-либо плохого, предпочитают не называть никому постороннему известные им детские имена, будь то их сын или дочь, или же сын или дочь их друзей и знакомых, ученик или товарищ по детским играм;
б) имя, выбранное самим эльфом по достижении совершеннолетия (или даже раньше, когда ему надоест чувствовать себя ребёнком) и говорящее об особенностях его личности;
в) все последующие имена, полученные эльфом за проявленные качества, достоинства и заслуги; и
г) родовое имя-фамилия, указывающее на принадлежность к определённому эльфийскому роду.

Отношения с другими расами в целом дружелюбные, но отстранённые, за исключением некоторых рас, с которыми эльфы находятся во вражде, такими как дроу, орки и т.д.). Из союзников самые напряжённые отношения с гномами, по причине взаимного недопонимания и различия в системах ценностей: для гномов на первом месте находится труд, переделывание окружающей среды в соответствии со своими нуждами и достижение совершенства в мастерстве этой переделки, для эльфов – культивирование чувства прекрасного и жизнь в гармонии со своей средой обитания, преобразование её ведётся медленно и деликатно, не «насилуя» Природу, а в соответствии с её же потребностями – и существа, имеющие столь долгий срок жизни, как эльфы, могут себе такое позволить. Более того, даже в процессе преобразования эльфы ухитряются организовать его так, чтобы избегать многих «неаппетитных» моментов: грязный тяжёлый физический труд – это не для них, они знают много обходных путей, пусть и несколько более длительных, нежели прямая лобовая атака предмета своей деятельности, но зато позволяющих добиваться не худших, а временами даже ещё более лучших результатов. С другой стороны, заслужить уважение гномов можно, только занимаясь каждодневным тяжёлым физическим трудом, упорно преодолевая сопротивление и материала, и собственного нежелания или неумения работать, и результаты эльфов кажутся им достигнутыми хитроумно организованными магическими фокусами, а не заслуживающими уважения мастерством и умениями. Эльфам же гномы кажутся несколько ограниченными, знакомыми только с одним путём добиваться желаемого, и потому они несколько свысока поглядывают на «коротышек», снисходительно и с пренебрежением, пусть даже, благодаря их манерам, лишь изредка проскальзывающем в их словах и поступках. У людей короткий век и короткая память, человек бы забыл или проглядел это, обласканный последующими любезными словами. Однако гномы обидчивы и злопамятны, им и одного раза выказанного пренебрежения на сотни лет хороших манер бывает достаточно, чтобы убедить себя в том, будто эльфы считают их ниже себя не только в плане физического роста.
Эльфы считают себя настолько совершенными, а своё совершенство настолько само собой разумеющимся, что не спешат демонстрировать его по требованию первого встречного. Если эльф, находясь около людского поселения, заметит какого-либо тренирующегося неумелого лучника, то он даже не подумает вызвать его на состязание. Соревноваться в стрельбе с существом, едва только научившемся лук в руках держать – это ниже его достоинства, заниматься такой ерундой эльфу банально влом, и ни один эльф не унизит себя подобным образом. Другое дело, если встречный человек проявит себя таким образом, что окажется достойным этого состязания, проучить «робин гуда» обещает быть для эльфа интересной игрой, и он навряд ли откажет себе в этом удовольствии, разве только если у него будет какое-нибудь срочное и неотложное дело, которое нельзя будет отодвинуть на чуть более позднее время даже ради совсем короткой игры.

Двумя основными подрасами эльфийского народа являются Светлые или Высшие эльфы и Лесные эльфы, причём Лесные эльфы являются младшей подрасой по отношению к Высшим.

0

2

Светлые эльфы
Высшие или Светлые эльфы проживают к западу от Ристалии, за Западными Гномскими горами. В их страну можно попасть, либо пройдя под горами путями гномов (однако для этого надо заручиться хорошим отношением этих упрямых и недоверчивых бородатых коротышек, что бывает не так-то просто), либо поверх гор, к примеру (самый удобный, но мало кому известный путь) через Забытый Перевал, месторасположение которого и особые приметы, по которым его можно обнаружить, старательно скрываются самими Эльфами ото всех прочих, дабы уберечь свою страну от опасности, людской жадности и всех прочих подобных напастей.
Светлые эльфы специализируются на Магии Света (основная для них) и Магии Природы. Также могут изучать Магию Жизни и Стихийную Магию, Магию Иллюзий и Магию Предвидения. Ненавидят Тьму и всё, что с ней связано – все разделы и виды Тёмной Магии являются для них запретными и сильно напоминают об отступниках-дроу. Слегка высокомерны, но в целом снисходительно относятся к другим расам. Любят заниматься науками (в том числе и ни с чем не сравнимой наукой магии) и искусствами.
Высшие эльфы имеют высокий рост (от 180 до 205 см мужчины, от 175 до 195 см женщины), и светлую, очень светлую кожу, совершенно неподверженную загару, сколь бы долго они не находились на солнце – однако, вместе с тем, не производящую впечатление нездоровой или трупной бледности (нездоровая желтизна также отсутствует), цвет кожи, скорее, можно охарактеризовать как молочный, фарфоровый, сливочный, розовато-молочный, кремовый, палевый, светло-бежевый (обычный беж, всё же, является недостаточно светлым для них) или сильно осветлённый персиковый. Глаза Высших эльфов, как правило, также являются светлыми: изумрудно-зелёного или ярко-зеленого цвета, словно молодая листва весной; цвета светло-зелёного, отличающегося от предыдущего большим уклоном в сторону желтоватых оттенков, а также серого, светло-серого, голубого, светло-голубого или небесно-голубого, и их возможных комбинаций – серо-голубого и голубо-зелёного (или зелёно-голубого, в зависимости от того, какой цвет преобладает; наиболее яркие глаза такой окраски называются бирюзовыми). У Высших эльфов обычно бывают длинные, шелковистые и струящиеся волосы, в распущенном состоянии полностью скрывающие их остроконечные уши, и обычно собираемые в хвост, полухвост (когда собираются и скалываются позади заколками только волосы по бокам головы, а те, что позади, остаются распущенными свободно), или же заплетённые в косицы (как правило, в одну, две или четыре штуки, способ заплетания и наличие/отсутствие укладки по бокам головы обычно регламентируется лишь настроением, в котором находится эльф, и ничем иным, в отличие от волос дроу и бород гномов), во всех этих случаях причёска может сочетаться с разнообразными украшениями для волос, и из причёски наружу могут выпускаться отдельные завитые пряди, перевитые золотыми или серебряными нитями, или же нитками жемчуга (более разнообразные украшения чаще встречаются у эльфиек (и, как правило, их бывает больше), тем не менее, не выходя за рамки хорошего вкуса, причёски эльфов обычно являются более строгими). Эльфы с коротко остриженными волосами встречаются редко и, как правило, эльфы не обрезают свои волосы без особой причины – чаще всего это бывает в знак скорби и траура по случаю утраты кого-то из близких, или же по случаю дачи эльфом какого-либо серьёзного обета (к примеру, скомбинированного с первым случаем, когда виновник гибели близких известен: «да не отрастут мои волосы до тех пор, пока я не найду этого презренного негодяя и не падёт он от моей руки», может сочетаться с другими самоограничениями до выполнения клятвы), кроме того, эльф может остричь свои волосы в знак раскаянья, если что-то произошло по его легкомыслию и неосторожности, и само-стрижка обычно сопровождается клятвой, что не отрастут волосы эльфа, пока он не найдёт способа исправить или как-то загладить свою ошибку, скомпенсировать её своим долгим, безупречным и беззаветным служением на благо эльфийского народа (также может сочетаться с другими самоограничениями). Стричь волосы в знак наказания у Светлых эльфов обычно не практикуется: столь высоко развитыми оказываются эльфийские сознательность и чувство совести, что виновник, не дожидаясь приговора, обстригает свои волосы сам – и даже это в среде эльфов случается редко, ибо им являются чуждыми очень многие людские пороки, в особенности такие, как подлость, алчность и злоба. Что же касается цвета волос, то Высшие эльфы в основном обычно являются блондинами – однако если вы скажете им такое, они лишь удивлённо посмеются над несовершенством человеческого зрения, не умеющего различать столь различные цветовые оттенки. В их палитре природного окраса волос насчитываются и такие холодные оттенки, как «цвета слоновой кости», и тёплые пшеничные тона «цвета спелой пшеницы», и более бледный и чуть зеленоватый «цвета пшеницы молочной зрелости», и всё многообразие цветов «цвета древесной смолы», которая на различных деревьях также бывает разного цвета, и «соломенный», и «цвета осенней листвы», и лёгкий воздушный «цвета солнечного луча», и обычный золотистый, к которому обычно сводят все остальные цвета волос Высших эльфов человеческие глаза, и более светлый оттенок «цвета белого золота», и «топазного цвета», и даже знаменитый редкий «цвета солнечного камня», который не только среди ювелиров, но даже в королевских сокровищницах встречается очень редко (камень, а не оттенок), и о месте его добывания нет никаких более-менее ясных сведений – одни лишь противоречивые легенды и слухи, многие из которых являются уж совсем невероятными. И уж, конечно, нельзя не упомянуть о волосах песочного, светло-русого, золотисто-русого, карамельного, бронзового, золотисто-бронзового, медового, золотисто-медового, коньячного, светло-янтарного, золотисто-янтарного и обычного янтарного, орехового и золотисто-орехового, а также всех других возможных светлых природных оттенков (разве что за исключением рыжих и красных, в крайнем случае допускаются золотисто-рыжего цвета), также могущими присутствовать в сиятельных светлоэльфийских шевелюрах, равно как и о многих других тонах, отличить которые один от другого человеку всё равно невозможно, так что упоминание о них мало что скажет – тем более, что в человеческих языках и слов таких нет.
Вышеуказанные приметы главным образом соответствуют лишь чистокровным Светлым эльфам и не означают, что среди светлых эльфов не может встретиться эльф с более тёмными волосами или глазами, а только то, что в жилах этого эльфа присутствует и кровь иных рас. Высшие эльфы относятся к подобным межрасовым контактам несколько недоверчиво, сомневаясь в том, что от таких отношений может получиться что-нибудь путное (иногда даже значительно недоверчиво) – но раз уж это произошло, а образ жизни и поведение «полукровки» соответствуют всем эльфийским «стандартам» (и не в последнюю очередь здесь учитывается то, насколько он умеет чувствовать лес и насколько лес способен «принять» его, так что Лесные эльфы и потомки смешанных браков между Высшими и Лесными эльфами очень легко проходят это испытание, можно даже сказать «на автомате» – и это неудивительно, поскольку они тоже являются эльфами), то никто даже и не подумает о том, чтобы попрекнуть «полукровку» из-за его происхождения, и он является полноправным членом общества Светлых эльфов.

0

3

Лесные эльфы
Лесные эльфы живут в Волшебном Лесу, в мире и гармонии с дриадами, феями и прочими созданиями Леса. Когда в своих сказках люди рассказывают об эльфах, в роли эльфов там чаще всего выступают Лесные Эльфы, живущие в Волшебном лесу, о разделении эльфов на Высших и Лесных, кроме самих эльфов, мало кому известно (известно только разделение эльфов на дневных и ночных, на эльфов и дроу, которые в этих сказках оказываются настолько различными, как добро и зло – человечество склонно многое упрощать). И хотя в самое сердце Волшебного Леса путь людям сейчас заказан, веселящихся эльфов в его окрестностях можно встретить гораздо чаще, чем в других известных человеку местах, и по этой причине люди убеждены, будто родиной каждого встречного эльфа является именно Волшебный Лес, а само королевство эльфов находится в самой глуши этого леса – и даже легенды о тех немногих выдающихся людях, великих магах, героях, воинах, мудрецах и правителях, удостоившихся по той или иной причине великой чести приглашения посетить страну эльфов (разумеется, вместе с надёжными проводниками из числа самих остроухих лесных кудесников) и погостить на время ведения переговоров во дворце самого эльфийского короля, пить изысканные эльфийские вина и знакомиться с их культурой, видоизменились со временем в такую сторону, что конечная цель путешествия оказалась перенесено в сторону Волшебного Леса, близкие горы с заснеженными вершинами на севере от дворца стали объясняться эльфийской иллюзионной магией (что неудивительно, если вспомнить, как с помощью иллюзий эльфы Волшебного Леса заставляют непрошенных гостей потерять направление и заблудиться в лесу, если те слишком близко подберутся к их владениям), равно как и все остальные такие несоответствия («Говорите, здесь написано, будто, выехав из Эдвера, они поехали на запад, а не на юг, в сторону Волшебного Леса? А вы вспомните – мы же во время войны ещё и с гномами союз заключали. Что значит: эта встреча произошла намного позже, уже после визита к эльфам? Может быть, здесь просто страницы перепутаны?»).
Лесные эльфы в целом похожи на Высших эльфов, однако несколько ниже ростом (от 170 до 195 см мужчины, от 165 до 185 см женщины) и могут иметь более тёмные глаза и волосы, однако кожа их, заметно менее бледная, чем у их сородичей Высших эльфов, всё равно остаётся не подверженной загару и никогда не бывает смуглой. Самые распространённые у эльфов зелёные оттенки радужки расширяются до тёмно-зелёного, к ним добавляются и более тёмные оттенки синего, а также карие и зелёно-карие глаза, а палитра цветов волос доходит до медно-рыжего и тёмно-каштанового, также включая и промежуточные оттенки, эльфы с волосами цвета вороного крыла встречаются крайне редко, но всё-таки не являются чем-то уж совершенно невозможным. В одежде преобладают коричневые и зелёные оттенки, в целом она является не такой нарядной и куда более практичной, чем аналогичные одеяния Светлых эльфов, более пригодной для того, чтобы затеряться в лесу, слиться с окружающей средой, и играет не последнюю роль в их непревзойдённом искусстве маскировки, основанном и на знании Природы, и на магии, и необнаружимом с помощью одной лишь магии, сколь бы ни сильна она ни была.
Доспехи Лесных эльфов чаще всего бывают сделаны из кожи, кольчуги по причине большой редкости металла бывают доступны далеко не каждому.
Основной Магией для Лесных эльфов является Магия Природы, в других видах Магий их успехи являются не столь выдающимися, чем достижения Высших эльфов, однако долго и упорно работая в области Магии Природы, Лесные эльфы достигают в ней больших успехов, нежели их старшие братья – Высшие эльфы. Широкие знания Лесных эльфов в области Магии Природы объясняются тем, что они ведут жизнь бок о бок с другими расами, специализирующимися вместе с ними на Магии Природы и также проживающими по соседству в Волшебном лесу, учатся у них многим навыкам и умениям и также учат их взамен своим, и развивают и разрабатывают далее заимствованные таким образом знания. Лесные эльфы являются более весёлыми, непосредственными, а также более терпимыми к межрасовым бракам и их потомству, чем Высшие эльфы – вот разве что с человеком они способны связаться реже, и чаще всего в юношеском возрасте и из любопытства, во время своего странствия по людским землям, когда их тянет посмотреть мир, а вовсе не из большой и великой любви, которая, по мнению Высших эльфов, является даром Игдрассы и тем единственным доводом, что только может оправдывать подобные смешанные браки.

0

4

Морские эльфы
Кроме двух вышеописанных эльфийских подрас, также выделяются и Морские эльфы, по своему генотипу являющиеся смесью основных подрас эльфов, но достаточно сильно отличающиеся от них по культуре и образу жизни. Морскими эльфами становятся те эльфы, которые, выйдя на берег моря, оказались настолько покорены его извечными спокойствием и изменчивостью, что полюбили его ещё больше родного леса. И вот с тех пор, как в душе эльфа прозвучал извечный Зов Моря, он уже не мыслит больше жизни своей, чтобы не бороздить морскую гладь на каком-нибудь стремительном и лёгком эльфийскоми корабле, одновременно похожем и на белоснежного лебедей, выгнувшего красиво свою длинную и гордую шею, и ещё непонятно на что иное – но, без сомнения, столь же дикое, лёгкое, мимолётное и прекрасное. Словно душа.
Морских эльфов чаще всего можно найти в стране Светлых эльфов, в районе Гавани. короля и королевства у них не имеется (во всяком случае, никто ни о чём подобном таком не слышал), они являются гораздо бо'льшими вольнодумцами и анархистами, нежели другие эльфы, хотя находясь на суше, во владениях других эльфов, в гостях, они прекрасно соблюдают все нормы поведения, принятые в эльфийских обществах, и ни разу не были замечены и уличены в пиратстве другими мореходными расами (нет, всё-таки, до чего же добрый народ эти эльфы – аж самому странно!). Морские эльфы занимаются торговлей (хотя она является не столь интересным и не самым главным для них занятием), а также перевозкой других купцов и товаров за соответствующее вознаграждение, хотя в свои земли (в земли Светлых эльфов) они предпочитают возить не каждого – и только когда уверены, что впоследствии заморский «гость» впоследствии не сможет самостоятельно найти дорогу в их королевство. Кроме Эльфийской Гавани, их можно встретить также в порту и кабачках Аннуирэнс’Боро, где они несколько «оттягиваются» на свободе вдали от родных краев (однако полуэльфы в Аннуирэнс’Боро встречаются не намного чаще, чем в других людских городах), бывают ли они где-нибудь ещё и есть ли у них база, является тайной – но что-то сомнительно, что они ограничиваются только этими двумя настолько отдалёнными друг от друга пунктами, как Аннуирэнс’Боро и Эльфийская Гавань.
Как правило, Морские эльфы редко бывают такими же весёлыми и беззаботными, как их сухопутные лесные собратья, чаще всего они бывают задумчивы или грустят по какой-то неизвестной причине, возможно, что эта причина неведома даже им самим, а слагаемые ими морские баллады мало кого способны оставить равнодушными. Волосы Морских эльфов могут быть любого естественного цвета, а вот Зову Моря чаще всего оказываются подвержены эльфы с голубыми, синими или сине-зелёными глазами. Способными услышать Зов Моря оказывается едва ли одна десятая часть Высших эльфов и некоторое неизвестное число Лесных – главным образом потому, что эльфы Волшебного Леса живут вдалеке от моря и не сразу способны понять причину поселившегося у них в душе беспокойства. Кроме того, на корабле также могут оказаться и эльфы, кто не слышал Морского Зова, но поддался обаянию морской романтики или отправился в плаванье за компанию вместе с услышавшим этот Зов другом, не желая отставать от него – однако если мореходство не является его призванием, то обычно этот эльф или эльфийка, совершив несколько рейсов, возвращается обратно в родные леса, и больше не пытается подружиться с морем – ведь встречаться с другом прекрасно можно и на территории порта.
Морские эльфы – первоклассные мореходы. Большое значение для них имеют Магия Воды, способная успокаивать или, наоборот, поднимать волны, и Магия Воздуха, дающая ветер для их парусов (иных кораблей, кроме парусных, Морские эльфы не признают). Не следует также забывать и о Магии Природы, благодаря которой они способны общаться с китами, рыбами, дельфинами и другими обитателями морей так же свободно, как остальные эльфы способны общаться с лесными животными.
Пираты обычно побаиваются нападать на эльфийские корабли, предпочитая им более лёгкую и менее расположенную сопротивляться добычу (пусть и не столь богатую). Хотя мало кто из них не мечтает захватить себе быстроходный эльфийский корабль (и желательно сманить на свою сторону его команду). Однако до сих пор всё это является их несбыточными мечтами (в особо крупных размерах).

0

5

Трагическая история эльфийской королевы Эглерианды и её неудачного ребёнка, а также изгнанника-чародея Ульфирина ис-Мэллембара

Так повелось с незапамятных времен, что дети у бессмертного народа рождаются редко, и само их рождение происходит не так-то просто, как у людей. Прежде, чем сей процесс спустится до области физиологии, необходимо, чтобы успела сформироваться душа будущего эльфа, а для этого необходимо, чтобы он чувствовал себя любимым и желанным обоими родителями. В течение долгих лет любящая пара, и отец, и мать, в буквальном смысле слова вкладывают в него свою душу – и вследствие того эльфы рождаются куда более одарёнными и в магическом плане, и в области искусства, и ещё во многих других областях, перечислять которые нет особой необходимости среди знакомых с остроухим народом. Среди эльфийского народа также могут встречаться эльфы «не без недостатков», не так щедро наделённые талантами от природы, и чаще всего это бывает связано с тем, что их родители несколько охладели друг к другу после того, как душа их будущего ребёнка уже начала формироваться.
Счастье, что эльфам намного проще удаётся хранить многовековую верность своим возлюбленным, но даже счастливые семейные пары вынуждены ожидать веками, прежде чем у них появятся первенцы.
И вот однажды в королевстве лесных эльфов сложилась такая политическая обстановка, когда королеве Эглерианде эль-Тэллендар’ар-Дуинн потребовалось как можно скорее обзавестись наследником. Это позволяло решить некоторые проблемы в несколько пошатнувшихся отношениях между родами королевы и её супруга и значительно укрепляло позиции королевского дома ар-Дуинн, слегка тяготеющие к застою вследствие того, что королевством в течение долгих лет управляла женщина. Родовитые (и не очень родовитые) эльфы начинали скучать, и требовалось какое-либо важное событие, чтобы их встряхнуть и сплотить, не дожидаясь, пока что-то или кто-то сделает сиё за правительницу.
И вот однажды эльфийский чародей Ульфирин ис-Мэллембар, будучи полностью уверен в своих познаниях и разработанным им методикам, предложил ей свои услуги.
В случае успеха это обещало значительный прирост  если бы Ульфирину удалось добиться
С помощью своего потаенного искусства, вспомоществующих природе зелий и настоев трав, а также колдовских ритуалов, регулярно проводимых чародеем над королевой и её консортом, Ульфирин сумел ускорить формирование души будущего наследника Эглерианды, и добился того, чтобы королева разрешилась от бремени спустя всего лишь пятилетие после того, как обратилась к нему со своей просьбой. Но... Эа Единый, что это был за ребёнок!..
Скрючившийся лысый альбинос, в котором лишь с большим трудом и с большой долей воображения можно было опознать эльфа, с тоненькими, по-паучьи поджатыми ножками и ручками, в коих лишь частично присутствовали кости, с блеклыми водянисто-голубыми глазами, нуждающийся в постоянной заботе и присмотре, и даже потенциально не способный к самообслуживанию. Вряд ли когда способный самостоятельно передвигаться на своих ногах, вряд ли когда способный заговорить и абсолютно лишенный способностей к магии. Вряд ли когда способный научиться чему-нибудь. Почти полный анацефал – его нервной системы хватало только на поддерживание самых примитивных нервных рефлексов. Горе королевы и крах всех честолюбивых замыслов Мэллембара.
Нет, его не казнили. Несмотря на своё горе, Эглерианда нашла в себе силы проявить великодушие по отношению к Ульфирину, хотя самые мудрые и осторожные советники королевы считали промах ис-Мэллембара в лечении не случайным, а великодушие королевы ничем не обоснованным, и даже способным обернуться в будущем чем-то опасным для всего эльфийского народа. Однако, как бы то ни было, Ульфирин всего лишь под страхом смертной казни навсегда был изгнан из королевства лесных эльфов и из Волшебного леса. В этом Эглерианда была непреклонна. Имя его приказано было предать забвению, и с той поры оно нигде не упоминалось по Волшебном лесу.
А королева несла свой крест, продолжая заботиться о том существе, что произвела на свет, и её горе, искреннее и неподдельное горе матери, из-за своей нетерпеливости обрекшей своего сына на несчастную и незавидную участь, не отступало перед временем. Вот уже восемь лет...
К удивлению Эглерианды, несмотря на неудачу с наследником она не утратила и долю своего влияния на эльфийскую политику. Напротив, нескрываемое горе королевы и её супруга, а также их единодушная и непреклонная решимость не покинуть без заботы своё бесполезное и беспомощное дитя, вызвали столько сочувствия к королевской паре среди всего эльфийского народа, что самого влияния как такового и не требовалось: воцарившееся согласие и единодушие между правящей семьёй и различными эльфийскими фракциями с лихвой компенсировало недостаток в силе.

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Расы » Эльфы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC