Миранделла: Enchanted World

Объявление

В случае проблемы с регистрацией стучите в аську: 602-943-371

Баннеры:

Волшебный рейтинг игровых сайтов TopOnline - Рейтинг ролевых игр Ещё один великолепный МИФ. Ролевая игра по МИФам Асприна Яндекс.Метрика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Захолустье » Родовой замок господина Селифона


Родовой замок господина Селифона

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/00/cb/1f/00cb1fef36c27b2149c0fcd9295cae02.jpg
Обветшалый замок мелкопоместного сельского дворянина

+

Вот с такими крысами, ага :rofl:  :tomato:

0

2

Дорога через лес <---

Даже если дворцы у эльфов и были покрасивше и попросторнее того, куда полуэльф сейчас вёз пойманного им толстого и глупого крысёнка, Калиолю увидеть это было не дано: остроухие эльфийские стражники начинали шугать и отпугивать его, стоило только мохнатому проказнику и ягодному вору появиться возле эльфийской территории – так что шанс приобщиться к высокой, в несколько стоящих один на другом этажей, культуре выпал глупому и необразованному мохнатому крысюку только сейчас.
Калиоль вертел во все стороны мордочкой, точно флюгером, стараясь не пропустить ни одного дома, мимо которого они проезжали, и громко и изумленно попискивал. Толстый глупый крысюк не понимал человеческого языка, но насколько позволяли грызуну его звериные инстинкты, чувствовал, что двуногие отвечали ему тем же.
И не только двуногие. Какой-то трехлапый зверек, похожий на облезлого волчонка со свисающими, изодранными в драке ушами и короткой пятнистой шерстью, увязался за конем полуэльфа и, сердито рыча, обтяфкал глупого неповоротливого мохнатого крысюка и всю его отсутствующую родню вплоть до седьмого колена. Калиоль не остался в долгу: он прижал ушки, оскалил зубки и сердито заверещал, обкладывая недоволка и по допустившему такое безобразие появиться на белый свет волчьему папе, и по дражайшей матушке... только на недоделанного полубезобразие-полуволка это не действовало. Как об стенку горох.
Несколько минут спустя толстый глупый мохнатый крысюк наконец-таки догадался, что не стоило этого делать, потому что теперь его обкладывала уже целая стая. Калиоль прижался к полу клетки своей маленькой пушистой грудкой и жалобно запищал, сетуя и негодуя на жестокость и непонимание большого огромного мира... и только лишь запахам еды – готовящегося яблочного пирога на чьей-то уютной кухне – под силу было вывести его из этого состояния.
– Кушать, – жалобно пропищал на лесном наречии толстый глупый крысюк. – Калиолю стлашно, и Калиолю очинь кушать хочетца. Очинь-очинь-очинько. Дазе блюшко болить.

0

3

Полуэльф был разочарован. Разве так должен был вести себя настоящий чудесный зверь?
По инерции он продолжал раскланиваться с безошибочно высматриваемыми им в толпе зажиточными селянами, умудряясь одновременно выглядеть и учтивым, и надменным, и каждому как будто случайно сообщая, что везет с собой диковинного зверя, который может приносить удачу и предсказывать будущее – возможно, это заинтересует местного барона. Однако поведение глупого мохнатого крысенка портило ему все карты, и вот уже второй богатый мужик – владелец бакалейной лавки – с высокомерием выслушав придуманную полуэльфом легенду, ехидно поинтересовался, на что способен этот «так называемый диковинный зверь»? Дом от собак охранять?
Полуэльф чувствовал себя уязвленным. «Он так и сказал «так называемый»? Одно разочарование от этого малыша.
– Ты плохо себя вёл, дружок, – вполголоса вкрадчиво произнес остроухий по-эльфийски, наклонившись к клетке. Навряд ли кто-либо в толпе сумел бы понять фразу на родном языке полуэльфа, но все же он постарался произнести её как можно тише, чтобы эти слова мог услышать только тот, для кого они и предназначались. – Поругался с собаками, показал себя с плохой стороны... Сегодня останешься голодным, и так всегда будет, когда ты решишься открыть свой глупый рот без всякого спроса.
Давно пора было преподать урок этому глупому мохнатому крысюку: негоже миндальничать с ним без всякого повода. Возможно, если давать крысёнку еду только как подкрепление положительных действий, а лишение пищи использовать в качестве наказания за плохие, зажравшаяся пузатая и мохнатая мелюзга не захочет лишаться пищи и поумнеет... и не спутает какой-нибудь глупостью все планы, коих у полуэльфа всегда было предостаточно.
Выдвинув ультиматум, полуэльф отвернулся от клетки и понукнул своего жеребца ехать дальше, прямой, гордый и надменный как палка, как будто его вовсе не волновали раздающиеся сзади исполненные возмущения писки и вяки глупой пузатой мелочи. Когда он достиг ворот замка, то убедился, что рассчитал правильно: запущенные полуэльфом слухи достигли уже ушей стражников, и благодаря этому ему не пришлось долго ждать, убеждая людей по ту сторону ворот, что в их же интересах впустить его в замок. Не факт, что удастся продать приносящего удачу и предсказывающего будущее зверька за круглую сумму, однако сейчас полуэльф находился в таком положении, что и хорошая сумма ему бы не помешала. Счастье ещё, что Калиоль не понимал человеческого языка, и даже если бы очень захотел, то все равно б не смог сорвать ему эту сделку.

0

4

Калиоль обиженно пискнул что-то наподобие «они сами первые начали», однако угроза остаться без пищи подействовала даже на его маленький и недалёкий умишко. Толстый глупый крысюк проглотил свои жалобы (едва ими не подавившись за неимением лучшего кушанья), и видя, что полуэльф больше не собирается давать его пищу, переключил свое внимание на окружающих, показывая лапками, как будто он держит в них еду и пытается ее откусить. Однако – опа! – лапки у крысенка почему-то вновь и вновь оказывались пустыми, и Калиоль принимал как можно более удрученный и жалобный вид, надеясь, что кто-нибудь из людей догадается и его покормят.
Однако люди почему-то не спешили проявлять догадливость, и пантомима маленького крысёнка пропала втуне.
Ворота и внутренний двор замка не впечатлили маленького пушистого прожору: замок злого волшебника, в котором ему когда-то (примерно с неделю назад) довелось побывать, выглядел значительно выше и намного страшнее, а вот одежды окруживших коня людей выглядели красивыми и пышными – почти как эльфийские. Калиоль попробовал сказать одному из них на лесном:
– Хотю есть, – однако уже нисколько не удивился, что его не поняли, и только постарался скорчить как можно более милую, жалобную и удрученную мордочку, надеясь понравиться хотя бы одному человеку, который может дать ему что-нибудь вкусненькое. Возможно, у человека просто нет при себе ни ягод, ни орехов (подумав об этом, Калиоль мысленно, от всего своего крохотного сердечка пожалел несчастного, которому, не имея при себе ничего вышеперечисленного, придется общаться с крысом), но как только этот человек догадается, что глупый лесной зверёк хочет есть, он наверняка подыщет бедному крысёнку что-нибудь подходящее.

0

5

Толстый высокий стражник первым заметил маленького мохнатого обжору, с грустной мордочкой поглядывающего то в одну, то в другую сторону в поисках подачки. Он в удивлении протер зенки крупными немытыми кулачищами и легонько хлопнул по плечу другого, щуплого и невысокого, – который, тем не менее, несмотря на значительную разницу в габаритах, выглядел более бравым и воинственным, чем его более крупный напарник – показывая другой рукой на диковинного зверя.
– Смотри, бобрёнок...
– Кто разрешил? Откуда взялся?! – пошатнувшись, когда на его плечо опустилась тяжёлая лапища, возмущенно взвился низкорослый.
– Ну... – замялся крупный, он явно не догонял, что ответить, – мг-г-гм-м-м-мм... он же в клетке...
– Но что он здесь делает?!
– А ты разве не слышал?..
Полуэльф собирался было повторить свежесочиненную им байку о диковинном звере, приносящем удачу и предсказывающем будущее, когда вдруг раздались звуки, вероятнее всего, указывающие на приближающую группу людей, а оба стражника склонились и замерли в почтительных позах. Не стоило метать бисер перед свиньями – приближался главный... э-э-э... мг-г-гм-м-м... секач.
Хозяин поместья был толст и неповоротлив, однако тот, кто дерзнул бы это сказать ему, без сомнения, был тут же бы отправлен на конюшню и порот плетьми, так что ушастый благоразумно промолчал, и тоже своей позой постарался изобразить, что  ему не чуждо хорошее воспитание (он мог бы изобразить и больше, однако для такой публики не стоило утруждаться). Владелец замка задал вопрос о цели визита, полуэльф пустился в подробное и весьма красочное повествование, всячески расхваливая своего диковинного зверя, благодаря проницательности и чутью которого удача сопутствовала остроухому, словно бы тот и не выезжал из своего родного Диковинного Леса. Рассказ забавлял скучающего замковладельца, он благосклонно взирал и на зверюшку, и на рассказчика, по сути, переживая сейчас все увлекательные приключения, якобы пережитые полуэльфом, не утруждая себя даже задрать ногу в стремя (хотя, вероятнее всего, предпочитал путешествовать в карете – и то, если поездка занимала не больше часа), и под конец, довольный услышанным, распорядился приютить и как следует накормить и остроухого путешественника и его забавную животинку, действуя при этом не столько из банального человеколюбия, и даже не столь из желания получить себе милость лесной богини (хотя полуэльф еще надеялся выпросить у феодала на богоугодные цели чего-нибудь ценного), сколько из-за того, что у помещика так захотела на сегодня его левая пятка показать себя богатым и хлебосольным хозяином.
Полуэльф был несколько разочарован, что охмурение простака получалось не таким быстрым, как ему хотелось, но унывать не спешил. Еще немного времени, знание тонкостей человеческой психологии – и клиент дозреет, отвалит остроухому за Калиоля столько золота, сколько он потребует. Нужно только правильно подобрать к нему ключик.

0

6

Калиоль пытался привлечь к себе хоть чьё-либо сердобольное внимание до тех пор, пока у него даже зубёшки не начали болеть от усталости.
К сожалению, большие двуногие то ли не знали, что зверушки тоже хотят кушать, то ли им самим было мало припасов, только сколько бы Калиоль не пищал, безнадёжно выпрашивая подачку – к его клетке никто не подходил и покушать ему не предлагал. Нужно было осваивать новые трюки.
Вот если б только глупый крысюк понимал человеческую речь...
Хитроумный остроухий друг и покровитель отправился куда-то под руку с толстяком в богатых одеждах, продолжая ему рассказывать что-то на немелодичном человеческом языке. Калиоль испуганно вытянул мордочку, подумав было, что его бросили, но толстяк лишь взмахнул рукой и тучный высокий стражник потащил следом за ними клетку с Калиолем, и мохнатый крысюк понадеялся, что сильные этих мест наконец-то вспомнят об ужине. К нетерпению Калиоля, тучный стражник двигался неповоротливо и отстал от впередидущих, а в конце концов и вовсе повернул куда-то не туда – так что Калиоль упал бы в бездну отчаянья, если бы через несколько десятков шагов не оказалось, что они на кухне.
В этом прекрасном месте, полном разнообразной еды, пленительные запахи которой так и витали в воздухе, радости Калиоля хватило на пять минут, в течение которых толстый высокий стражник поставил клетку с ним на ближайшую полку (к сожалению, свободную от припасов – даже через прутья решетки было не дотянуться) и принялся флиртовать с кухаркой (Калиоль не знал человеческого языка, но женщина в белом фартуке должна была быть кухаркой, потому что такой же надевала госпожа Эвлин-Еванджелина, когда собиралась испечь пирожки с вареньем для своих дочек), со смехом отпихивающейся от его излишнего внимания. Калиоль честно пытался потерпеть несколько минуточек, но голод кусал и подтачивал его прямо из нутречка и глупый крысюк не нашел ничего лучшего, чтобы привлечь внимание, кроме как можно более громко и чётко повторить человеческое слово, которое было только что сказано стражником. Что означало это слово, Калиоль не догадывался.

0

7

Элиза была вовсе не против мужского внимания – для него на кухне всегда найдется подходящее применение. К примеру, переставить вон тот огромный котел – для нее это тяжесть неподъемная. А вот для господина стражника... ведь он же такой большой... йих-хи-хи-хи-хи... и сильный...
Стражник – возможно, всё это было наглым и беспардонным преувеличением, однако Элиза с благосклонностью принимала подобные комплименты – ответствовал, что всегда рад помочь такой любезной и очаровательной прелестнице, чья красота пьянее и слаще пенного меда, что привозят с дальних восточных угодий господина Селифона...
– Сяляфона! – поддакнула из своей клетки диковинная зверюшка, и замысловатый комплимент остался таким образом недоговоренным.
Лица у обоих присутствующих вытянулись, и они с удивлением уставились на зверюшку.
Первой опомнилась Элиза и с недоумением переспросила, глядя на стражника:
– Оно... разговаривает?
Служака почесал в затылке:
– Да вроде. Это же сам диковинный зверь, который предсказывает будущее и приносит удачу. Так его хозяин сказал.
Кухарка подошла ближе, явно заинтересованная неведомым зверем.
– Да? И кто его хозяин.
– М-м-мм... Я не расслышал имени. А разве это так важно? Какой-то знатный ушастик из дремучего леса.
– Не важно? Должна же я знать, что лучше приготовить для нашего высокородного гостя. Я слышала, что эльфы очень переборчивы – обычная человеческая еда им не подходит. Что, ежели наш гость останется недоволен? Тогда хозяин наш окажется недоволен. А если наш хозяин окажется недоволен... – и, не докончив фразы, Элиза подошла в клетке и очень внимательно посмотрела на крысёнка. Он был слишком большой, чтобы кухарка распознала в нем того страшного зверя, для спасения от которого нужно громко визжать, задирать юбки, вскакивать на стол и кричать, чтобы принесли кошку – и вообще, пышная шерстка и жалобная умильная мордашка диковинного зверёныша вызывала у женщины, скорее, чувство симпатии. – Скажи мне, диковинный зверь, какую еду любит твой хозяин? – задумчиво произнесла девушка. – Что я должна подавать на стол? – и она в ожидании ответа пристально уставилась на зверёныша.

0

8

«Ну наконец-та!» – Калиоль был готов прыгать от радости, пусть даже в клетке крысёнка было не так уж много свободного места. Наконец-то на него обратили внимание! Он в очередной раз попытался объяснить громким писком, гримасами и жестами, что Калиолю очень-очень-очень хочется кушать, и мог только надеяться, что на этот раз это у него получилось.
И из раза в раз повторял это странное волшебное слово «Сяляфона!», в отношении которого глупый-глупый (но зато ужасно сообразительный!) крысюк уже успел убедиться, что оно есть невероятно могущественное и волшебное заклинание.
Когда Калиоль выберется из этой клетки и вернется в Волшебный Лес, все будут завидовать находчивому и везучему крысёнку, который сумел узнать такую крутую штуку.
– Сяляфона!.. Сяляфона!.. Сяляфона!.. Ся...

0

9

– Да, хозяин. Наш хозяин. Хозяин. Да. Кушать много, – кухарка была очень удивлена: диковинная зверюшка только что угадала, что господин Селифон – большой любитель покушать. И не только угадала, но и с большим актерским мастерством изобразила знатного господина, так что можно было бы покатиться со смеху, не будь здесь господина стражника, перед которым приходилось изображать благопристойную барышню, пускай не знатную, зато достаточно воспитанную для того, чтобы, бросив всё, потешаться над собственным господином. Что же до заданного Элизой вопроса, по всему выходило, что для званного гостя нужно было подать на стол как можно больше кушаний (хотя на любителя поесть тощий эльф не походил от слова совсем, но Элиза ещё не видела его, и потому не видела повода, чтоб усомниться в крысёнкином предсказании).
– У меня много работы, – устало вздохнула она, заправив выбившуюся прядь волос под чепчик и прикидывая объем предстоящих работ. – Нужно достать из ледника окорок, запечь поросенка... – и так посмотрела на стражника, что любому бы стало ясно, от кого она ждет помощи в деле заколки несчастной скотины. – И еще дичь...
Калиолю в благодарность перепала только корочка хлеба.

0

10

Дохрустывая сухой коркой, глупый крысюк жалился на свою плохую судьбы всем, кто только может его услышать. К сожалению, ни одной мыши на кухне не было, а двуногие его просто не понимали, даже когда Калиоль пытался объясниться на очень упрощенной вариации эльфийского, широко распространенной в пределах Волшебного Леса. Даже волшебное слово «Сяляфона» уже не помогало: и кухарка, и другая замковая челядь только вздрагивали, едва расслышав его, и еще быстрее уносились по своим двуногим делам, а до страданий маленького Калиоля в клетке, то ими как будто вовсе никто не интересовался.
– Хнык, хнык... – горестно заплакал маленький и глупый крысюк.
– Мияуи!! – внезапно раздалось откуда-то снизу.
Калиоль узнал этот звук. Вся шёрстка у крысёнка поднялась дыбом, он отпрянул к самому дальнему углу клетки и заскрежетал зубами со страху.

0

11

Черно-белая домашняя кошка грациозно вскочила на полку и, принюхиваясь, потянулась мордой к клетке с крысёнком. Запах копошившегося в своей клетке зверька казался ей и знакомым, и незнакомым, и когда он превратился в уже хорошо знакомый ей запах страха загнанной в угол добычи, хвостатая мышеловка поняла это как приказ «Пора!» и направилась на сближение.
К ее кошачьему удивлению, вблизи добыча выглядела слишком большой, ростом чуть ли не с саму охотницу, а может быть, даже крупнее неё. Однако кошка не теряла надежды. Грозно зашипев, она ударила когтистой лапой по решетке. Выдержав удары маленьких мохнатых лапок пленного крысюка, решетка стерпела и это. Кошка брезгливо отдернула лапу и, не зная, что еще предпринять, заметалась перед клеткой: шаг влево, шаг вправо, в одну и в другую стороны. Тощий черный хвост с белым кончиком на верхушке едва поспевал за ней и вообще, казалось, жил своей жизнью.

0

12

Едва отойдя от шока, толстый глупый крысюк пронзительно заверещал, как будто «самый страшный на свете зверь» уже шинковал его на части своими когтями. Страшнее, чем сейчас, ему не было ни в один день своей жизни – впрочем, возможно, что и в прошлый раз Калиоль утверждал то же самое. Только вот маленькая глупая головёшка крысёнка могла вмещать лишь ограниченное количество воспоминаний, и поэтому сейчас Калиоль об этом не помнил.
– А-а-а-аа-аа! Уйди, пративнайя-ййя-йяаа-аааа!.. – со страху громко завопил толстый глупый крысюк и отчаянно заколотился всей тушкой о решетку с противоположной стороны клетки. Страх придавал ему силы. Если клетка Калиоля еще не заходила ходуном от беснований перепуганного крысёнка, то определённо была вполне близка к этому.

0

13

Неприятная добыча попыталась запугать ее своими громкими криками. «Как неосторожно» – подумала кошка, оттолкнувшись задними лапами от крыши клетки, которую хвостатая использовала только как промежуточную ступеньку, чтобы перемахнуть на другую сторону. Глупая крикливая добыча оказалась слишком неповоротлива, и кошка успела влепить когтистой лапой по жирной мохнатой спинке, прежде чем добыча успела отскочить на противоположную сторону свой переносной темницы и в недоумении от ужаса уставиться на мяукающую своими вытаращенными от страха лупалками-глазками. Кошка обмахнулась хвостом из стороны в сторону, пытаясь предугадать, как быстро и в какую сторону отскочит добыча, чтобы оказаться в том же месте и еще раз зацепить ее лапой. Кончики когтей окрасились красным и на них застряли рыже-бурые волосинки.

0

14

Калиоль, задрав мордочку, наблюдал за головокружительным прыжком хвостатой убийцы. И, к несчастью, слишком поздно сообразил, что она собирается напасть на него сзади. То есть, уже напала.
– Ой! Больно-то как! – завизжал-заругался толстый глупый крысюк, утратив целостность своей шкурки. – Плёхая кошка! – и как можно скорее перебрался на другую сторону клетки. Ранка на спине болела и саднила, словно обожженная «эльфийским огнем», и ужасно хотелось зализать её или хотя бы почесаться, только времени на это совсем не было: даже такой глупышка, как Калиоль, и тот уже сообразил, что хвостатая снова намеревается напасть на него с тыла. Крысюк уставился на «хвостатый ужас» во все глаза и его малюсенькое сердчишко заходилось ходуном от страха – в любой момент крыс был готов отпрянуть на более безопасное место. И когда кошка прыгнула, толстый глупый крысюк метнулся только не на свое прежнее место, а куда-то в сторону, потому что его глупому и трусливому инстинкту показалось, будто бы этот кошачий прыжок совсем не похож на предыдущий, и что хищница с большими когтями только того и ждет, чтобы глупый крысюк предсказуемо отпрыгнул на то же самое место, где его подрали.
Итог состязания в вёрткости превзошёл все его ожидания.

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Захолустье » Родовой замок господина Селифона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC