Миранделла: Enchanted World

Объявление

В случае проблемы с регистрацией стучите в аську: 602-943-371

Баннеры:

Волшебный рейтинг игровых сайтов TopOnline - Рейтинг ролевых игр Ещё один великолепный МИФ. Ролевая игра по МИФам Асприна Яндекс.Метрика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Хрустальный ручей » Хрустальный ручей


Хрустальный ручей

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Это ручей с прозрачной очень чистой слегка сиреневатой водой, которая из-за присущего ей волшебства к тому же обладает и целебными свойствами.

0

2

Вы хотели бы знать, где растут самые вкусные в этих местах орехи? Калиолю это было известно как нельзя лучше, и он воспользовался случаем, чтобы набить свое пушистое брюшко до отвала.
Итак, представьте себе такую картину. Эльвовый орешник опустил свои подернутые лунным серебром ветки почти до самой воды, а над ручьем, порхая от ветки к ветке, словно гигантская раскормленная бабочка (которая под конец стала уже напоминать планирующий в воздухе пестрый куль с крупой), парит толстый крыс и срывает и трескает (так, что даже за ушами трещит) самые крупные, самые спелые и сладкие орехи.
Под конец вконец отяжелевшего Калиоля занесло, он с трудом выровнялся, едва не плюхнувшись в воду, едва дотянул до берега, плюхнулся на песок и погладил свой округлившийся больше обычного туго набитый животик. От приятной тяжести в пузе и на душе становилось теплее. Жизнь была хороша!..

0

3

Солнце, пробиваясь сквозь листву своими то редкими, то частыми золочёными стрелами, ласково светило на полянку, берега ручья, орешник и животик Калиоля... однако внезапно его словно бы заволокло большой темной тучей, на поляну набежала какая-то тень... сразу всё вокруг потемнело, похолодало...
Перестали петь птицы.
Такое состояние длилось от силы минуты три, а затем откуда-то издалека донесся низкий, утробный, нарастающий гул, завершившийся резким звяканьем – как если бы о землю ударилось и разбилось нечто очень громоздкое.
И снова все стихло.
Однако солнце, как будто испугавшись чего-то, выглядывать из облаков не спешило.

0

4

«Ночк, а, ночка? Чёт-то ты севодня слишком рано пришла, ты не находишь?»
«Я ведь даже ещё и поужинать не успел...»
Не то, чтобы опасение пропустить ужин более всего напугало Калиоля – нет, он вдруг понял, что ему нужно действовать. А то ведь можно так и вправду остаться без ужина. И... без всего остального тоже. Без всего, что ему было дорого.
Крыс моргнул, приподнял голову, вытянул шею и настойчиво замолотил по воздуху задними лапками. Когда ЭТО закрыло солнце собой и загрохотало, нежная крысиная душонка утекла из пуза куда-то в пятки, и теперь ей требовалось как следует поднатужиться ради того, чтобы вернуться на свое законное место в области пузика. Калиоль надеялся, что если как следует поболтать лапками, это поможет и душа вернется на место. Наконец, опираясь о землю лапками и отталкиваясь ими от всего, что только придётся под них, он с трудом приподнялся, перекатился на бок, встал, опираясь передними лапками о землю, оторвался от неё и на бреющем полёте, почти касаясь щекочущей пятки травы, полетел короткими зигзагами-перебежками от одного дерева к другому. О стратегии и тактике крыс имел самое отдаленное представление, однако нередко имел возможность наблюдать за кошками – именно так они подкрадывались к добыче.
Крыс направлялся в ту сторону, где до этого раздавались страшные и тревожащие гул и звяканье. Доставать из-за пояса жезл и кинжал он пока не спешил: надо же сначала всё-таки разобраться, что там произошло.

---> Роща молодняка

0

5

"Госпитальерская поляна" <---

Калиоль вертелся и всячески вырывался из крепко держащих его рук, пытался оглянуться назад – очень уж заинтересовало крысёнка, о чем беседовали на поляне дриады с каким-то остроухим. Глупый и тщеславный крысюк смутно подозревал, что о нём – так, как будто возле Калиоля весь свет вертелся – и ужасно хотел услышать подробности. Уж, наверное, они хотели знать, как он ловко удрал от злого волшебника и его хвостатого прихвостня. А тот филин... это Калиоль не сам свалился с ветки, на самом деле это он так храбро бросился на филина, что тот бросился наутек, а Калиоль спустился на землю потому... так ему просто захотелось, в общем.
Одуряющее воздействие навьих ягод продолжало влиять на крысёнка.
– Ты куда и ты зачем меня тащишь?! – глупый крысюк пьяно икнул, но даже это не заставило его смутиться. – Я и сам... И-ик!.. могу. Ну-ка, а-а-атпускай миня! – мордочка крысенка завертелась по сторонам, пытаясь определить, на каком участке леса они оказались. Калиоль смутно помнил, что ему должно быть знакомо это место – только не помнил, откуда он его знал, и из-за этого крыс начинал паниковать. В панике голос крысёнка срывался на визг, многие слова он начал снова произносить не так, как его учили дриады. – Где эта мы? Щто мы здесь делаем? Щто, вапще, была нужна ат вас йет-таму йе-ельфу-у-у?..

0

6

Алессандра старалась не обращать внимания на жалобы Калиоля. По сути, чем меньше она сейчас жалела крысёнка, тем лучше помогло бы ему лечение, и если для этого требовалось перетерпеть крысово недовольство...
– Потерпи, маленький. Сейчас тебе станет легче, – ласково приговаривала она, неся на руках тяжелого барахтающегося крысюка. Алессандра старалась не думать, как именно она собирается помочь ему. Студеная вода ручья могла оказаться для Калиоля настоящим шоком. Конечно, это бы моментально отрезвило его, а если удалось бы уговорить крысенка попить водички, то это помогло бы и его желудку. Только вот как?
Вот и берег ручья. Алессандра присела на корточки и окунула крысюка в воду, а затем быстро вытащила обратно – девушка вовсе не хотела, чтобы он захлебнулся – и приготовилась к возмущенным воплям, на которые так был горазд толстый летучий крысюк.

0

7

Калиоль не хотел ничего слушать... пока не стало очевидно, что он это зря – может быть, удалось бы договориться по хорошему?
Мокрый крысюк завопил как ошпаренный и рванулся прочь и ввысь – как можно дальше от воды.
– Что ты! Что ты!! Что ты!! ЧТО ТЫ НАДЕЛАЛА!! – от неожиданности Калиоль стал частить и заикаться, не в силах с первой попытки выговорить такую длинную фразу. В голове у крысёнка действительно прояснилось и до него наконец-то дошло, что на него сердятся. Это вызывало у Калиоля смятение чувств. – Ты зачем утащила меня оттуда?!
Мокрый грязный крысюк встряхнулся – во все стороны полетели водяные холодные брызги – а из чёрного носика выступила большая и противная сопля. Крыс чихнул – и отдачей его отнесло в сторону, словно крупный легкий меховой шарик порывом ветра.

0

8

Дриада всплеснула руками. Уж кто-кто, а Калиоль действительно был неисправим, хотя временами ей казалось, что он на самом деле всё понимает. Девушка устало опустилась на берег ручья, как следует умылась студеной водой, поскольку из-за криков крыса у нее снова начала болеть голова. «Кажется, помогает»
– Ты зачем опять навьих ягод нажрался? – напустив на себя строгий вид, сердито спросила Алессандра. – Знаешь же, что опять болеть будешь – а опять наелся, совсем как фея шоколаду. Что скажешь: стоило оно того или нет?

0

9

Толстый глупый крысюк кивнул, слизнул стекающую с носа соплю, в негодовании сплюнул (собственные сопли пришлись ему не по вкусу) и сердито замотал головой. Получалось, что не стоило.
– Ой-ёй-ёй-ёй! Бедненький мой животик! Ты пошто опять заболел? И моя головка бо-бо! – громко запричитал крыс. – О, я бедный-бедный! О, я пренесчастный! А миня опять в холодной воде купают!
Калиоль катастрофически не мог связать причину со следствием. Крысёнку было настоятельно необходимо, чтобы кто-нибудь взял на себя труд показать ему, как это делается – да и то не факт, что Калиоль смог запомнить бы это надолго.

0

10

– Калиоль, а ты попей водички – и полегчает, – вздохнув, терпеливо произнесла девушка. – Здесь целебная вода, – и дриада, хоть в этом не было никакой нужды, снова умылась, поплескала студеной водою на лоб и виски. – Помнишь, у меня недавно здесь была шишка?.. – Алессандра показала себе на голову. – Ну... когда это странное... существо... напало на нас с тобой, помнишь?.. – и дриада улыбнулась вымученной улыбкой. Выговорить эти слова далось Алессандре с большим трудом, поскольку она тогда не видела, не успела разглядеть нападающего, и следовательно, несмотря даже на все рассказы и слухи, которые то тут, то там до нее доходили, так и не смогла представить, восстановить у себя в голове всю эту картину. А госпожа старшая дриада Сильвана с большим трудом, неохотно делилась информацией. – ...И теперь у меня, наконец, все прошло!.. – наконец-то, с большим трудом, закончила речь дриада. – Ты давай, не бойся, спускайся! – Алессандра приглашающе показала на ручей, грациозно повертела пальцами в воздухе. – Ты не бойся: я тебя не буду больше мочить!

0

11

«Да-а, я спущусь к водичке - а ты миня в ней и утопишь...» – недоверчиво подумал мокрый крысенок. Калиоль еще раз встряхнулся по-собачьи, разбросав во все стороны мокрые брызги, и снова выжидательно навострил ушки. «Как же, вода целебная... Снова рассказываешь сказки...» – Калиоль был больше склонен к тому, чтобы не поверить словам Алессандры.
До тех пор, пока дриада не привела свои «доказательки».
– Значит, и синяки проходят? – крыс вытянул мордочку, со смесью подозрительности и надежды прислушиваясь к вещим словам, его душа – хоть вынь да положь! – жаждала чуда из серии «дай подую и перестанет». – А шишки, они... шишки тоже проходят? А если у меня большой синяк на... на... Да-да, прямо на моей милой пушистой спинке, так что ажно почесаться трудно. Ох и трудненько же!.. – запричитал глупый толстый крысюк в надежде, что дриада разжалобится. Место нахождения синяка было специально завышено крысенком в расчете, что дриада примет это как более почетное ранение и не станет смеяться.
Крысюка замучивали сомнения: в последнее время его слишком часто куряли в воду, чтобы позволить себе попасться снова в такую емеле-тарную ловушку (слово «элементарный» оказалось слишком сложным и длинным для его языка, вынуждая изобретать более простые и понятные варианты). С другой стороны, крыс боялся упустить лечительные выгоды от целебной водички, так что Калиоль находился в затруднении как ему поступить.
Как обычно, верх взяла жадность.
– Только ты отвернись, пожалуйста! И не подглядывай! – строго-настрого потребовал от дриады мокрый крысюк. – Я, как-никак, купаться собираюсь! – Калиоль выжидательно уставился на девушку, вытаращив свои карие лупики-глазки.
К сожалению, он опять шмыгнул носом, и тем самым вновь испортил всю серьезность момента.

0

12

– И синяки, и шишки, – улыбаясь, подтвердила дриада. – Все твои болячки пройдут. Заживут, как... на единороге! – после секундной заминки обещала крысюку девушка. Если бы Калиоль не цеплял на себя различные болячки и не влипал в неприятности быстрее, чем успевала залечивать и исправлять магическая природа летающего крыса, Калиолю и в самом деле пришлось бы «трудненько» и «плёхонько», как любил жаловаться глупый толстый крысюк.
Слушая крысюка, дриада терпеливо улыбалась. Протрезвев, Калиоль стал как-то странно застенчив, как будто бы стеснялся поналипшей на шерстку грязи. «Любопытная черта...» – решила девушка о новой грани в характере ее мохнатого приятеля и, – «Что мне стоит?» – решила пойти ему навстречу.
Алессандра поднялась на ноги, встала, отвернулась от Калиоля и, скрывая улыбку и отряхнув свой бело-зеленый сарафан, стала смотреть в другую сторону, демонстративно разглядывая мягкий зеленый мох у корней молодой ели. Сквозь него застенчиво пробивались на свет очень мелкие беленькие цветочки на тоненьких желто-зеленых стебельках, похожие на крохотные тусклые звездочки. За спиной молодая дриада слышала звенящую мелодию ручья, возмущаемую тихим всплеском и каким-то торопливым жадным хлюпаньем, означающим, что Калиоль наконец-то решил прислушаться к ее словам, взялся за ум и теперь уж точно не станет бузить от опьянения, вызванного навьими ягодами.

0

13

Как только Калиоль увидел, что дриада поворачивается к нему спиной, всю его показную нерешительность как водой смыло. «Хорошая водичка... Полезная водичка...» – забормотал про себя крысюк, бочком-бочком, осторожненько спускаясь к воде, приземлился на берегу ручья и залакал по-собачьи, словно самое обыкновенное дикое животное. Водичка была холодная, но приятная, и Калиоль, напившись, почувствовал, что его брюшко успокоилось на своем обычном месте и перестало выписывать вензеля, как будто бы устраивало показ воздушного кувыркания отдельно от него, Калиоля. Чтобы брюшная болезнь не вернулась, сообразительный и хитрый крысюк для верности плюхнулся брюшком в воду и как следует поелозил на мелководье, затем, вспомнив о более насущной болячке, перевернулся, выбрал место чуток поглубже и обмакнул в холодную воду свою тыльную часть.
Калиоль уже привык к холодной водичке: оказывается, если сидеть в воде и не высовываться намоченными частями наружу, вода начинала казаться уже не такой холодной. Вполне терпимой, и главное то, что ушибленная часть болеть прекратила, и Калиоль мог, не морщась, сидеть на ней хотя бы в воде.
– Не обманула!.. – радостно пискнул крысюк, выбираясь на берег и энергично отряхиваясь по-собачьи. – Я очень умно сделал!.. В том, что послушался тебя!.. Точна!..
Калиоль немножко замерз, однако уже понимал, что это и к лучшему. Для его же пользы. Главное то, что болеть перестало:
– Как здорово!..

0

14

Наконец-то позади послышались бурно выражаемые бессвязные восторги крысёнка, и тогда Алессандра поняла, что уже может повернуться, не вызывая тем самым очередного писка неудовольствия. Что она и сделала, с любопытством разглядывая мокрого – так что шерсть слиплась – и сильно похудевшего Калиоля.
Да, определенно, купание в студеной целебной воде ручья пошло крысенку на пользу: глазки окончательно прояснились, общий вид стал, скорее, бодрый, чем болезный. Однако Алессандра твёрдо знала, что хорошенького должно быть помаленьку.
– Только не перелечись, а то ты опять простудишься! – с звонким смехом крикнула девушка крысёнку. – Лети скорее сюда – я тебя об сарафан оботру!

0

15

– Да я и так высохну! На солнышке! – и мокрый крысюк взвился вверх отряхнуться, как можно скорее уходя из зоны досягания девушки.
Искупавшись в ручье, Калиоль заметно приободрился и хотел теперь двигаться. Летающий крыс еще разик встряхнулся по-собачьему – но только в этот раз, к величайшему огорчению крысюка, сколько бы он ни встряхивался, брызги с его шерсти не разлетались одновременно широким веером во все стороны, давая весёлую маленькую радугу – и плюхнулся словно птичка на ветку, найдя для себя насест как можно повыше, чтобы Алессандра не смогла его достать, и принялся греться на солнышке. Гордыня и хвастовство не позволяли глупому мохнатому крысюку признаться, в каком месте были у него синяки, и уж тем более он не хотел, чтобы их случайно нащупали, хотя и не отличался особой стеснительностью по отношению к отходам собственной жизнедеятельности. Но Калиоль тут же забыл о синяках, едва только вспомнил об остроухом эльфоподобном существе, что разговаривало с дриадами.
– А кто это у вас был? – сгорая от любопытства, поинтересовался и заканючил мохнатый крысюк. – Ну расскажи мне! Ну что тебе стоит? Ведь ты же знаешь, что я – могила!..
Последнее утверждение ни на сколечко не соответствовало действительности.

0

16

Сушащийся крысюк был забавен, и Алессандра звонко и мелодично рассмеялась: в таком виде Калиоль напоминал большую бескрылую птицу, сидящую на ветке. Но потом снова замолчала: вопросы Калиоля были слишком уж неудобными, так что... что вообще она могла сказать крысёнку?
– Я правда не могу тебе этого рассказать, – с грустным вздохом произнесла девушка. – Прости.
Сейчас дриаде оставалось только сменить тему разговора.
– А как твои приключения? – с искренним интересом в голосе спросила она Калиоля. – Я действительно очень-очень за тебя волновалась, когда ещё ничего не знала и переживала что могло случиться с тобой после того, как на нас напали. Может, расскажешь?..
И дриада с любопытством посмотрела на Калиоля.

0

17

Глупый мохнатый крысюк любил поговорить о себе. Конечно, когда Калиоль был в плену, ему было страшно, однако сейчас, когда уже все закончилось, почему бы не поговорить... а возможно, даже и приукрасить что-либо... Неразумный зверёк очень любил чужое внимание, тянулся к нему, точно какой-нибудь цветок к солнечному лучу – и поэтому он с легкостью попался на манипуляцию.
– Это была очинь бальшая крыса, – с готовностью начал рассказывать Калиоль. – Очинь бальсая, много больце, чем с два миня ростом, – из-за волнения он снова начал неправильно произносить некоторые звуки. – Но меньсе, чем с три миня. Она хатела миня на ужин сцапать! И пасадить в клетка! И атнести к злому вальсцебника! Но я убижал! Я вылител в акно и утикал из агромадного замка! Но крыса украл моя вальсебная палочка. И плащик атабрал. Плахой, очинь плахой крыс! Воть!..

0

18

Алессандра едва сдерживалась, чтобы не рассмеяться. Конечно, всё это было очень страшно – она сама пострадала от нападения – однако представить всё это в таком виде, в котором изображал Калиоль... Огромная страшная крыса, более чем в два раза больше его ростом... Но меньше, чем в три раза... Сначала сожрать крысюка, затем посадить его в клетку, и только потом отнести... э-э... к своему хозяину. И – ужас! – отобрать у Калиоля его цветастый платок и неизвестно где-то найденную волшебную палочку (такое было впечатление, что летающий забавный зверек был так и создан с палочкой в лапе). Не слишком ли много напасти для маленького крысёнка?
– А тот Кристалл... ну, который мы нашли с тобой, помнишь?.. – продолжала дриада расспрашивать Калиоля. Алессандре казалось, будто это всё должно быть очень важным. Однако она помнила, что сказала госпожа Сильвана при встрече с ней и нашедшей ее феей, уже после того, как Алессандра очнулась после удара, а своеобычное фейское любопытство зашло немного дальше, чем это было дозволено. Вопросы здесь задает она, Сильвана, у нее есть все необходимые для этого опыт и знания.
А на долю Алессандры оставались только сплетни с крысёнком.
– Ты не знаешь, что они с ним сделали? – спросила Алессандра, имея в виду, конечно же, тот загадочный темно-зеленый Кристалл.

0

19

Распушив свою пушистую меховую шубку на солнышке, чтобы быстрее высохла, толстый крысюк выглядел еще толще – ни дать, ни взять, меховой шарик на ветке. Кристалл он помнил. Калиоль энергично покивал, потом спохватился и замотал мордочкой из стороны в сторону. Затем снова спохватился. «Да, низнаю» и «Нет, низнаю» на языке жестов оказались по смыслу совершенно одинаковыми, и Калиолю пришлось уточнить.
– Чёт-то ужас-с-сное, – пискнул маленький глупый крысюк и поёжился. Воспоминания вынудили его затрястись от страха мелкой дрожью, словно осиновый лист. – Там бил больс-сой страс-с-сный демон, он говорил о том, чтобы з-з-сделать какую-та очинь плёхую штуку. Я ни понял какую. Я выбралс-с-са из клетки и убижал, улител аттуда, как тока смог... А то б они и миня пус-с-стили... на опыт-т-ты... – и Калиоль опять шмыгнул носом и пустил соплю, настолько ему стало страшно за себя и от того, что с ним могли бы сделать эти нехорошие.

0

20

Алессандра смутилась: она вовсе не хотела доводить крысёнка до слез. «Чем бы его отвлечь?»
– Все уже позади... – неуверенно сказала дриада. Если бы крысюк сидел рядом с ней, можно было просто погладить его или почесать за ушком – Алессандра была уверена, что это подействует. Одна мысль пришла к ней в голову. Несколько минут Алессандра обдумывала и взвешивала её, гадая, насколько будет уместным предложить это сейчас крысёнку, и наконец, решилась.
– Кажется, я знаю, чем мы можем помочь, – с уверенностью сказала она крысюку. – Помнишь ту поляну, где мы нашли Кристалл? Мы же были там первыми, правильно? И если сейчас мы с тобою пойдём туда, может, заметим что-нибудь необычное, что мы упустили из виду раньше, когда были слишком напуганы и встревожены, и не соображали, что вокруг происходит.
От госпожи Сильваны Алессандра не слышала запрета на посещение этой поляны, поэтому сочла ее безопасной, не подумав, что взрослая и опытная дриада также может не подумать о том, что кого-то нужно предупредить. В особенности одну из пострадавших, от которой вообще ожидалось, что она будет отдыхать и набираться сил в каком-нибудь тихом и безопасном месте, максимум – играть с веселыми и шаловливыми феечками в мирном и цветущем уголке Леса.

0

21

Калиоль хлюпнул носиком и собрался в очередной раз разразиться речью о том, какой ужас он там пережил и до какой же степени ему было там страшненько. Но передумал. Поляну он помнил, Кристалл – тоже, о паутине, правда, забыл, но это вообще так, мелочи. В голову подружки Алессандры действительно пришла одна очень хорошая идея.
Крысюк слетел вниз, подлетел к уху Алессандры и спросил заговорщицким шепотом:
– Ты думаешь, что мы можем найти там еще один волшебный Кристалл, правильно?
Затем испустил радостный вопль и взвился ввысь, распугивая мелких лесных птичек и ликуя от радости.

0

22

Нет, Алессандра на такое не рассчитывала: поискать уже давно остывшие следы, чтобы чем-то занять и развеселить крысюка – это ещё куда ни шло. Но чтобы найти на той странной поляне еще один Кристалл... Если бы она хоть на секунду поверила в то, что это возможно, то тут же, со всех ног, побежала бы к Сильване как к более старшей, сильной и опытной дриаде, в присутствии которой Алессандра чувствовала себя теперь в безопасности.
Молодая дриада выпрямилась во весь рост, прислушиваясь, слушая о том, что говорил лес. Мелкие пичужки весело щебетали среди, деревья увлеченно втягивали в себя корнями питательные соки. Алессандра вспомнила о том, что птицы обычно перестают петь в минуту опасности, и почувствовала себя сильнее, чем раньше. Теперь у дриады был надежный ориентир, подсказывающий ей, когда следует насторожиться и проявить осторожность.
– Пойдём! – с уверенностью позвала она за собой крысюка. – На месте сами и увидим, что там найдётся! – затем подобрала подол своего сарафана, чтобы было легче шагать, и двинулась к той странной поляне, где несколько дней назад странная сила согнула и поломала молодые деревья. В глубине души Алессандра надеялась, что там уже должно быть все хорошо.

---> Роща молодняка

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Хрустальный ручей » Хрустальный ручей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC