Миранделла: Enchanted World

Объявление

В случае проблемы с регистрацией стучите в аську: 602-943-371

Баннеры:

Волшебный рейтинг игровых сайтов TopOnline - Рейтинг ролевых игр Ещё один великолепный МИФ. Ролевая игра по МИФам Асприна Яндекс.Метрика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Вотчина дриад » Роща молодняка


Роща молодняка

Сообщений 31 страница 60 из 60

1

Молодые деревья, посаженные дриадами на свободном участке леса.

0

31

Энхиль смутился.
– Извини, я не знал, – пробормотал он, ковыряя копытом дерн. – Я понял, что...
– Не порть траву, – сделал ему замечание Ацерас. – Юная дева, ежели вы устали...
Но, едва только чалый единорог начал медленно опускаться на одно колено, на удивление даже ничего не ворча про свои бедные старые кости, как более молодой и резвый игреневый в мгновение ока опередил его и, подогнув передние ноги, опустился перед феей, чтобы девочке было удобней взобраться ему на спину.
– Позволь мне, Ацерас...
Ацерас только коротко взглянул на него, вздохнул, и... не стал опускаться.

0

32

Живи Айэли как в сказке – в самой настоящей сказке про людскую жизнь, с огромными цветными картинками на весь книжный разворот – она бы даже тогда не чувствовала себя намного счастливее, чем сейчас. Если ты пятнад... ну, скажем так, почти пятнадцатилетняя фея, и тебя предлагают подвезти целых два единорога...
– Только если это не затруднит вас... – Айэли могла гордиться собой: даже сейчас она не забыла про вежливость. Несмотря на то, что хотелось взлететь от радости до самых верхушек сосен и испустить какой-нибудь залихватский клич... «А вдруг он скажет, что затруднит?..» Нет, не сказал.
Так Айэли оказалась верхом – первый раз в жизни, лишь примерно представляя себе, что нужно делать и как себя вести в таких случаях. Да она и не задумывалась, даже сейчас не задумывалась об этом. Маленькая фея была слишком счастлива, все заботы ей заслонили огромные мыльные пузыри, переливающиеся всеми радужными красками, медленно поднимающиеся вверх и весело лопающиеся где-то там, у неё в душе.
Но всё-таки что-то нужно было сказать, и маленькая фея, не раздумывая, брякнула первую же глупость, пришедшую в её лохматую, растрёпанную головку.
– Скажите, а как вы думаете: ведь если зажигаются звёзды – то значит, должен существовать какой-то небесный Фонарщик, правда?

0

33

– Я думаю, что да, – после недолгого раздумия степенно молвил Ацерас. – Если так поглядеть, у всего должна быть своя причина, и это предположение представляется мне ничем не хуже других...
Энхиль молчал, и вечерняя лесная тишина нарушалась только цоканьем копыт единорогов, да своеобычными звуками, какие только и бывают в лесу. Тихо шелестела листва, кузнечики стрекотали свои вечерние песни, где-то вдалеке проквакала лягушка. Дунул прохладный ветер, как будто призывая поплотней закутаться в то что есть тёплого. Хоть всё-таки лето... Погода есть погода: в любую минуту она может испортиться и тут уж ничего не поделаешь.
Где-то впереди загорелся неяркий огонёк, освещая два женских силуэта, стоящих на тропинке рядом друг с другом. Один повыше, другой пониже. Фея и дриада.

0

34

Замечтавшись, Айэли не сразу заметила, кто им встретился на дороге. А когда заметила – так обрадовалась, так что трудно даже словами описать было.
– Мама!..
«Нет, какой же он всё-таки умный был – этот единорог Ацерас. Сразу направился туда, куда нужно» – она даже не заметила как время пролетело. «Да и его друг» – спрыгнув со своего спасителя, Айэли ласково погладила блестящую рыжую шерстку – «тоже такой умный...» До чего же ей подвезло всё-таки!..
И хотя Айэли немного побаивалась, что её маменька будет немного ругаться – она всё же вышла из-за огромного защищающего её темно-рыжего бока и бросилась к матери.
– Мы тебя так ждали, ждали – а тебя всё нет!.. Я так волновалась!.. – начала она, как могла, свои объяснения, крепко обнявши маму.

0

35

Эвлин-Еванджелина тягостно вздохнула и – что тут ещё можно сделать? – ласково погладила младшую дочурку по голове.
– Ну хорошо, что сама не заблудилась, – с ласковым упрёком сказала она дочери. – В первый раз, чай, забредаешь так далеко от дома. Может, представишь нам своих новых друзей? И... – продолжила она, обращаясь к единорогам. – Я надеюсь, моя дочь не слишком утомила вас своими вопросами?

0

36

– Это достопочтенные единороги Ацерас и Энхиль, – представила Айэли маме своих новых приятелей. – Единорог Ацерас очень умный и знает про всё-всё-всё на свете, а единорог Энхиль... – здесь маленькая фея замялась, ведь неудобно же каким бы то ни было образом обзывать того, кто тебя подвёз, дураком. Ей даже стыдно стало, что она когда-то раньше думала нечто подобное.
Наконец Айэли решилась, что сказать.
– ...у него очень благородное и доброе сердце, и я от всего сердца благодарю его, что он помог мне тебя найти, мама! – сказала Айэли и ещё плотнее прижалась к матери. Ещё бы! Ведь она так соскучилась, покуда её искала!

Отредактировано Айэли (02.07.2014 13:22)

0

37

Единороги вежливо наклонили шеи, словно изображая поклон.
– У вас растёт замечательная дочь. Нам было очень приятно помочь ей, – сказал за двоих Ацерас (Энхиль кивнул в знак согласия), после чего оба единорога развернулись и скрылись в вечернем тумане.
– Ну что ж, – вздохнула Эвлин-Еванджелина. – Всё хорошо, что хорошо кончается. – Она немного помолчала и добавила: – Пойдём-ка домой, пока совсем не стемнело. Надеюсь, твой мохнатый друг всё ещё там? Госпожа дриада очень хотела бы побеседовать с ним о его приключениях.

0

38

Айэли было очень приятно слышать, что сказал единорог Ацерас, пусть она и понимала, что такие слова были ею не очень заслуженными. Просто единороги были очень добры к ней, и маленькая фея решила про себя ответить им тем же... как только вырастет и сможет делать для всех что-нибудь полезное. Айэли обрадовалась, когда мама сказала идти домой, и сразу откликнулась:
– Да-да, конечно, Калиоль ещё там. Сибилла полечила его и сейчас он спит.
Вот только одно омрачало сейчас мысли маленькой феи. Разбитая банка. Сибилла наверняка наябедничает и Калиолю опять достанется... если только Айэли не признается, что это она уронила банку.
Раздумывая, что сделать, Айэли украдкой взглянула на идущую вместе с ними дриаду, что желала услышать рассказ Калиоля, и не сказавшую ни слова с момента встречи.
Ясно было одно – это была не Алессандра.
«Может быть, если Каль начнёт рассказывать о своих приключениях, все тогда увлекутся этим и забудут о банке?» – понадеялась маленькая фея.

---> Домик Айэли

Отредактировано Айэли (02.07.2014 13:33)

0

39

Летний дворец <---

– Эпицентр был здесь, – пояснила Сильвана. «О, Единый Эа и Хранительница-Игдрасса, да отреагирует ли оно как-нибудь?!..» Существо упорно молчало. «Хоть бы ухом шевельнуло!» – Из всего Леса самые значительные искажения наблюдаются именно в здешних деревьях.
Сильване было известно три вида произошедших изменений и разрушений. Может, их было больше – но со временем следы сгладились и опираться приходилось только на эти трое. В центре новообразовавшейся злокачественной поляны – даже от края чувствовалось, насколько здесь была плохая энергетика – деревья позабыли о том, что они деревья, и напоминали больше пряди волос, заплетённые в косу или уложенные в замысловатую причёску. Они были живы, поскольку периодически начинали пульсировать (а промежуток между стволами самопроизвольно зарастал невидимой паутиной), только у дриады язык не поворачивался назвать этих монстров «деревьями». Деревья вокруг центра были повалены в разные стороны, прочь от центра. Сами они повалились или их повалило взрывной волной (или ещё чем-то неприятным) – но, определённо, были мертвы и не проявляли никаких известных дриадам признаков жизнедеятельности. Деревья, что находились рядом с поваленными, были по-видимости, ещё живы. На первый взгляд они выглядели совершенно здоровыми – это если судить по внешнему виду. Только они молчали – точно так же, как их собратья далеко за пределами Волшебного Леса – и оценивать их самочувствие дриадам приходилось только на глаз.
Сильвана так и не смогла обнаружить хоть одно дерево, у которого проявлялись бы признаки, так сильно озадачившие молодую дриаду. И это было вдвойне досадно, поскольку она была почти уверена, что догадается, как только это найдёт. Деревья близ эпицентра ушли в глухое молчание – никаких «цшоррфхшпзвосмщуркгщчсирсмуфзячф» – а то, которого коснулась Алессандра непосредственно перед тем, как её ударили, не смогло ничего запомнить, даже не сразу заметило, что рядом с его корнями валяется контуженная дриада. Точно так же, как и его соседи.
Сильвана подозревала, что здесь не обошлось без похищенного кристалла. Может быть, это к лучшему, что он был похищен?
А может, и нет?
– Предлагаю вам как следует ознакомиться с тем, что случилось с деревьями в центре сего развала, – Сильвана взмахнула рукой в сторону переплетённых деревьев. На губах дриады появилась лёгкая, почти незаметная, очень сдержанная улыбка. Она незаметно наблюдала за существом, весьма надеясь, что на этот раз оно не останется безучастным и хоть в чём-то, но проявит свои реакции. Интересно, заметит ли... м-м-м... это существо то же, что заметила она, или нет? – А затем я могу проводить вас к нашим пострадавшим дриадам... Так сказать, переговорите с очевидицами, – Сильвана снова бросила испытующий взгляд на существо. К сожалению, она так и не определилась, как его называть, так что пока выходило только «оно».

0

40

С равнодушно-непроницаемым выраженьем на юном точёном личике дотерпев и так не сильно подробный рассказ Сильваны (такое выражение можно было бы назвать «деревянным», если бы при этом не пришлось рисковать обидеть дриаду), сопровождающее её это чёртово эльфийско-остроухое чадобразие (и в кого оно уродилось!) нетерпеливо дернуло заострённым кончиком своего левого уха (а быть может, дело было вовсе не в нетерпении, а существу мешала собственная грива густых волос, спадающих своевольными тугими янтарными волнами-завитушками с макушки до самых бёдер. Хотя нет: дриаде, вероятнее всего, померещилось – никогда раньше она не замечала, чтобы эльфы шевелили ушами) и не бросилось к заплетённым невероятным узлом деревьям в самом центре поляны, а медленно, будто бы зачарованное, двинулось к ним, протягивая вперёд изящную точёную руку с по-мальчишески короткими, но зато ухоженными ногтями. И опять у дриады по грациозным, лишь слегка ломаным и угловатым движениям остроухого существа никак не получилось определить, кого она видит перед собой: мальчика или девочку.

0

41

Только больше вопросов пола Сильвану волновало сейчас преднамеренное непонимание сопровождающего её остроухого существа. «Может, оно не только немое, но и глухое? Если так, то хорошенькую же свинью мне подложило это чёртово ясновельможное сиятельство! Нет уж, наши остроухие не настолько выжили из ума, чтобы отправить с собой кого-нибудь, кому нужна нянька!» – кому-кому, а Сильване было хорошо известно, насколько эльфы дорожили своими детьми, в прямом и любом переносном смысле являющимися «долгожданными». Тем более, она же ясно сказала, что в лесу у них случилось что-то опасное.
«А вдруг?..» – и дриада чуть не задохнулась от внезапно хлынувшей в мозг догадки. Ведь если бы сейчас с этим упрямо молчащим остроухим янтарноволосым недоразумением (как будто это Сильвана запрещала задавать уточняющие вопросы, так что у остроухого не осталось сейчас никакого другого выхода, кроме как всё осмотреть самостоятельно, да ещё на расстоянии собственного носа – хотя даже орлы не обладали такой великолепной дальнозоркостью, как и эльфы!) случилось что-нибудь нехорошее – сиё могло бы стать причиной охлаждения и конфликтов между эльфами и дриадами. Намеренно ли ей сбыли с рук такое проблемное ушастое или нет – она потом разберётся – сейчас же дриада бросила предостерегающий клич и двинулась, всё ускоряя шаг, в сторону проштрафившегося и выпавшего у неё из доверия существа, намереваясь под благовидным предлогом неуважительно учинить над остроухим чадом насилие и оттащить его, преодолевая возможное сопротивление, подальше от подозрительного и опасного места. А эльфам она первая представит свою версию – и пускай остроухое эльфийское чадобразие жалуется потом, если захочет. В конце концов, кто, как не Сильвана, знающаяся с лесными растениями и деревьями, каким-то шестым или седьмым по счету ощущением чувствовала распростёршуюся по этой поляне дремлющую, но способную в любой момент пробудиться опасность. «Как говорится, не буди лихо...»
Но сейчас, бросившись на перехват неосторожному янтарноволосому существу, Сильвана уже с колючей досадою видела, что она опоздала...

0

42

Остроухое существо услышало начальственный окрик, но только лишь возмущенно дёрнуло ушами и поторопилось к деревьям. Крик лишь подстегнул его в намерении как можно скорей прикоснуться рукой к ближайшему древесному стволу, покуда у него не отобрали эту возможность. Один шаг – и непоправимое было сделано. Существо обернулось и дерзко уставилось на дриаду. На красивом точёном личике выписывалось возмущение вперемешку с разочарованием. Что бы янтарноволосое существо ни ожидало от контакта с деревьями, этого не произошло. Вообще ничего не произошло. И поэтому юное остроухое чадобразие, донельзя избалованное родителями и совершенно не привыкшее к тому, чтобы кто-то повышал на него голос, было более чем возмущено поступком дриады.
Существо горделиво вздёрнуло носик, только так и не снизошло до разговора с дриадой. Вместо этого оно повернулось обратно к дереву и принялось гладить руками видоизменённую кору, жадно впитывая в себя новые ощущения, связанные с тактильным контактом с древесной текстурой.
Ничего подозрительного оно не ощущало.

0

43

«Поторопилась...» – теперь перед дриадой прозрачным, кристально-ясным и чётким, как строки эльфийской рунописи, предстало понимание того, что пока гром не грянет и не придёт беда, эти чёртовы остроухие так и не отучатся совать свои руки прямо в драконову пасть. «Как можно быть такими беспечными? И до чего же горька участь провидицы, предсказания и предупреждения которой окружающие не могут или не хотят слышать!..»
– Рада, что с вами ничего не произошло, – сказала Сильвана глухо. И она действительно была этому рада, несмотря на то, что остроухое существо недвусмысленно нуждалось в том, чтобы кто-нибудь – словом или делом, а возможно, и тем, и другим – вправил ему мозги. Однако дриада не могла позволить себе сейчас ссориться с эльфами, и теперь же, когда уже стало ясно, что опасность сегодня прошла мимо них стороной, Сильвана решила смолчать. Только смолчать, но не простить и не позабыть.
– Хотите ещё о чём-то спросить, или я могу показать, что случилось с нашими девушками? – невозмутимо предложила она. Разумеется, до сих пор янтарноволосое существо вело себя так, будто его так и не научили, что нужно спрашивать, когда что-нибудь непонятно, но Сильвана надеялась, что такой вот лёгкий нажим сможет сотворить чудеса и откорректировать поведение существа в нужное русло.

0

44

«Рада, что с вами ничего не произошло... Нет, вы только подумайте! Она рада! Она позволяет себе радоваться! Как будто моё состояние может действительно касаться её!..» – существо пренебрежительно дёрнуло плечиком. Для него как будто ничего не значило то, что за него кто-то волнуется. Взмах ресниц, поднимающихся вверх, трепетая, словно крылышки бабочки – длинных чёрных ресниц, обрамлявших дивные эльфийские глаза цвета тёмного янтаря... неужто Сильвану и впрямь не обманывало её чутьё, её взращенное горьким опытом умение разбираться в мотивах и поступках других существ, и за таким «зеркалом» действительно скрывалась душа самого настоящего эгоиста, ставящего много важней трудов и беспокойства окружающих свои капризы и сиюминутные прихоти? Нет, Эльва была куда более сложной и утончённой натурой – намного сложнее и тоньше этого остроухого капризно-избалованного маменькиного сыночка или папенькиной дочки – не имевшей в своей душе ни грана эгоизма, не умеющей позаботиться о себе – и причина её исчезновенья также была много более нетривиальной и непрозаичной.
Даже отвечая на вторую фразу дриады, подразумевающую сделать и озвучить свой выбор, остроухое существо лишь милостиво кивнуло, однако не снизошло до объяснения, с которым из двух предложений оно соглашается.
Молчание затягивалось и становилось воистину гнетущим и тёмным.

Офф: «Ушастик» не знаком с Эльвой. Это просто авторское пояснение.

0

45

Как можно крепче сжав зубы, чтоб у неё не вырвалось какое-то необдуманное замечание, Сильвана как можно медленнее досчитала в мыслях до десяти, и только потом пристально посмотрела на янтарноволосое существо, которое, видно, до сих пор не поняло, что ответа оно не дало. Взгляд дриады был вопросительным, даже требующим ответа, если на то пошло. Пауза затягивалась, остроухое существо, вместо того, чтобы хорошенько подумать и скорректировать свой ответ, продолжало играть в гляделки... Сильвана пристально вглядывалась в красивые непроницаемые глаза цвета тёмного янтаря, практически всем, кроме цвета, похожие на глаза ее пропавшей подруги.
К сожалению, эта похожесть вызывала ее самые неприятные воспоминания, всё, что её раздражало в Эльве, и хотя зелёно-малахитовые глаза той были достаточно ясными, что глядя в них можно было прочитать любую её мысль, и между двумя подругами-дриадами не было ни грамма лжи, однако взгляд остроухого янтарноволосого существа напомнил Сильване, что в жизни ее подруги было что-то такое, что можно было прочитать только по ее глазам, поскольку Эльва, ничего не скрывая, ничего и не объясняла, если не задать прямого вопроса, а прямолинейная Сильвана с её вещественно-конкретным мышлением не понимала, что нужно спрашивать об этих абстракциях.
Но ведь что-то же было – иначе Эльва не исчезла бы так внезапно!
Несмотря на всю неприятность ситуации, момент был, вообще-то подходящим, чтоб истолковать ответ эльфийского чадобразия в нужную сторону – и пусть только попробует что-нибудь возразить. Как ни крути, а дриада была в выигрыше.
– Тогда пойдёмте, я провожу вас к нашим пострадавшим подругам, – проговорила она, пряча усмешку.
Собственно говоря, обе пострадавшие девушки были слишком молоды, чтобы стать подругами Сильваны, а кроме того, она навсегда зареклась когда-нибудь снова заводить себе подругу. Но только остроухому существу это было пояснять не обязательно. Всё это было слишком личным, и даже если бы в напарниках Сильваны вместо надменного юного существа с острым недостатком жизненного опыта оказался какой-либо понимающий учтивый и благородный эльф, она всё равно не стала бы посвящать его в такие тонкости.

---> Госпитальерская поляна

0

46

Хрустальный ручей <---

Алессандра впервые видела эту поляну с тех пор, как они с Калиолем нашли здесь Кристалл. Настроение резко упало, то, на что дриада надеялась, не сбылось, и деревья в центре поляны как были, так и остались скрюченными. Разве что часть поломанных деревьев растащили и вокруг не чувствующихся скрюченных уродцев образовалась пустая полоса, как будто служащая защитой для остальных деревьев, как если бы эти уродцы были заразными. В тихом молчании Алессандра прошлась по поляне, описала большой круг на более чем уважительном расстоянии в несколько метров от скрючившихся, перекрученных и перекрюченных, однако все еще до странности живых и до сих пор едва заметно пульсирующих деревьев, горестно вздохнула... – «Надо говорить... Когда-нибудь тебе об этом придётся заговорить...» – и обратилась, наконец, к Калиолю:
– Ничего не изменилось, по-моему... – грустно сказала дриада. – А ты как думаешь?..
И тут Алессандра поняла, что хитрит. Кое-что изменилось. Её восприятие изменилось. Прежде она не понимала себе, насколько это ужасно. А теперь поняла. Все эти перекрученные деревья, с этого момента и впредь все они, как один, напоминали ей... потерявшую рассудок и голову Липовую дриаду.

0

47

Вылетев на поляну, крыс завис, вытянув мордочку и с любопытством наблюдая за движеньями девушки. Калиоль был совсем неподвижен – только его большие блестящие пуговки-глазки медленно проворачивались в своих орбитах, сохраняя нацеленность на Алессандру, как подсолнух на солнце. Крыс был как будто завороженный, с любопытства он даже дышать позабыл – вспомнил только, когда Алессандра чего-то спросила.
«Ты как думаешь?» Калиоль ни о чем не хотел думать, он о том, чтоб даже хотеть поесть позабыл – удивительная редкость для крысиного организма, что показывало, насколько был поражен мохнатый крысюк.
Выгадывая время, чтоб сообразить чтобы что-то ответить, Калиоль подлетел ближе к деревьям. С удивления мохнатый крысюк раскрыл пасть – настолько он был удивлен тем, что сейчас заметил.
– Алессандра... Ты гляди-ка сюды... – вымолвил, наконец, Калиоль. – Эта то, чё я думаю?.. – из-за удивления мохнатый крысюк никак не мог поверить своим глазам. – Почки!.. Я-то думал, что они должны весной быть... А сейчас ведь лето же, правильно?..
Кое-какие мелкие наросты на стволах и ветках действительно напоминали собою весенние почки – только нужно было быть глупым крысюком Калиолем, чтобы предположить, что неоткликающиеся деревья собираются покрыться весенними почками, а затем цветами и тонкими прутиками-веточками, вместе со всеми прилагающимися последствиями. Только в одном глупый недотёпистый крысюк был прав – раньше на деревьях таких наростов действительно не было.

0

48

Только когда Калиоль заговорил о почках, Алессандра наконец-то смогла их заметить. Вплоть до этой минуты почки на изуродованных какой-то непонятной силой деревьях не ощущались дриадой, а потому просто ускользали из ее восприятия. Затаив дыхание, девушка испуганно разглядывала маленькие пестрые узелки – смесь темно-коричневого и светло-зеле... нет, темного медово-желтого, усыпавшие местами стволы и ветки. На какую-то секунду ей показалось, что это вовсе не почки, а какие-то неизвестные паразиты – Алессандра не то что брезговала, а панически боялась к ним прикоснуться.
– Лучше не трогай, – сказала девушка Калиолю. Без неё непоседливый глупый крысюк вполне мог и на зуб их попробовать – и тогда неизвестно, что бы с ним после этого стало. – Давай лучше поступим так: мы сейчас найдем палку... – в поисках подходящей ветки Алессандра огляделась по сторонам. «Ну найдись... Ну найдись же...» – повторяла она про себя, как заклинание. Рвать с деревьев девушка не могла, а обломки, что когда-то валялись здесь, давно уже куда-то унесли, и поэтому Алессандра чувствовала себя в большей или меньшей степени озадаченно.

0

49

«Почечки...» – Калиоль подлетел ближе, и наклонив голову на бок, с любопытством вглядывался в новообразовавшиеся глянцево-коричневые твердые капельки на деревьях. «Почечки-цветочечки... Интересненько как...» В глубине души летающий крыс надеялся, что внеурочные почки предвещают внеочередной урожай орехов, и намеревался быть первым, кто возьмёт с него сливки.
Окрик дриады оставил его в недоумении. «Почему не трогать?.. Я же только всего один разочек, можна?.. Мы же никому не скажем-то, правильна?..» – чтобы выклянчить желаемое, нетерпеливый мохнатый крысюк попытался как можно жалобнее взглянуть в сострадательные девичьи глазки, но обнаружив, что дриада, не обращая на его ужимки никакого внимания, расхаживает по поляне, что-то ища, – вероятнее всего, как она и говорила, палку, – вообразил, что это какая-то такая игра, и прошнырнув в щель между деревьями (да-да, в ту самую, пытаясь залезть в которую в прошлый раз, жадный мохнатый крысюк попал в паутину), Калиоль храбро схватил лапой косточку (стараясь при этом не думать, чья она могла оказаться), вылетел наружу и потыкал ей почку. Почка не сковырнулась – наверно, потому, что она очень плотно сидела на ветке, а не потому, что лапки у крысюка были слабенькие.

0

50

Алессандра обернулась как раз вовремя, чтобы это заметить.
– Э-эй, не трогай!.. – предостерегающе крикнув, она подбежала к крысёнку. «Глупый, глупый зверек! Осторожнее! Это же может быть опасно!..» – Алессандра уже представляла себе, как зловеще-искореженные стволы хищно сдвигаются, чтобы раздавить несчастного Калиоля. А спустя несколько секунд вскрикнула от радости, когда крысенок целым и невредимым вылетел из опасной ловушки. Несмотря на то, что изменившиеся деревья не двигались, Алессандра все равно воспринимала щель, оставленную между их стволами, как ловушку. – А что, если бы ты опять в паутину угодил? А если бы они тебя раздавили? Зачем ты поднимаешь с земли всякую дрянь? – на радостях забранила она крысёнка. Колупание Калиолем почек для дриады отошло на второй план, главным сейчас стало, чтобы он опять не вляпался куда-нибудь по своей глупости. – Конечно, с тобой ничего не произошло, но сам подумай: стоило ли так рисковать?

0

51

– В паутину? – недоумевающе переспросил Калиоль и преизумленно захлопал глазками. Что могло случиться с его обычно такой храброй и умной подружкой? – Мы же с тобой разорвали её. Разве не помнишь? – затем посмотрел на то, что было зажато у него в лапе. – И... это не дрянь, это косточка. Звериная косточка. Ее нужно хорошенько похоронить. А то этот бедный ежик... или бельчонок... – глупый мохнатый крысюк повертел в лапах косточку, разглядывая ее со всех сторон и примериваясь, какого размера мог бы оказаться зверек, которому она раньше принадлежала. Не окажется ли она впору самому Калиолю?..
При одной мысли об этом обычно до задиристости храбрая душонка мохнатого крысюка опустилась прямо до самых пяток, а большие любопытные глазки увлажнились, как будто бы в них попала водичка. Глупый мохнатый крысюк всхлипнул. Калиоль предпочёл бы схватиться с большой страшной голодной кошкой (и, возможно, напугать ее своими криками), чем иметь дело с посмертным существованием, которое вовсе не укладывалось в его незамысловатую жизненную философию, и ему до слез было жалко какого-то совершенно неизвестного зверька, которому в этом смысле повезло менее. – Мы должны хорошенечко похоронить его, чтобы ему было не так обидно. Ты мне поможешь?
И крысюк требовательно уставился на дриаду. Взгляд его говорил: «Неужели тебе его не жалко?..»

0

52

«Косточка?» Алессандра пожала плечами. Временами глупый мохнатый зверек был ужасно сентиментален, однако сейчас молодая дриада затруднилась бы объяснить ему про круговорот всего сущего в природе. Некие невидимые Природные силы (в существование которых верили не только дриады), разлагают на составляющие животные останки, в этом месте гуще растет и колосится трава, цветы или деревья – не суть важно, что именно. Принадлежащими им плодами или травой лакомятся другие животные, чтоб, в свою очередь стать добычей других, более хищных. А затем все повторяется, снова и снова... Это истинно так же, как и приход весны, явившейся в мир для того, чтобы сменить зиму. А потом наступают лето, осень, зима и, наконец, снова весна. А затем все это повторяется и повторяется, каждый год, снова и снова...
Но только Калиоль, каждый день живущий лишь сегодняшним днём и предпочитающий не думать ни о прошлом, ни о будущем, всякий раз заново удивлялся, когда его любимые полянки за одну ночь вдруг оказывались покрытыми мягким слоем белого пушистого снега и, дрожа от холода и слизывая повисшие на носу противные тягучие сопельки, всякий раз жалобно спрашивал: «Это ведь ненадолго же, да?..», «Это противное-холодное-белое скоро уйдет из Леса, ведь правда же?..»
Одним словом, крысюку было проще уступить или подыграть, чем объяснить.
– Ну ладно. Давай похороним твоего бедного мохнатого приятеля, – с выражением покорности судьбе отозвалась дриада и поковыряла палкой землю, нащупывая, где она мягкая, и надеясь, что всё это не отнимет у неё много времени.

0

53

Калиоль с чувством признательности посмотрел на дриаду и принялся с усердием рыть землю лапками. Толку, правда, от крысюка с его короткими лапочками было совсем мало – но ведь Калиоль так старался. Так старался-старался, что даже испачкался... а между тем ямка у него ну просто никак не получалась. Только катышки грязи, мелкие камешки, пожухлые листья и прочий лесной мусор то оседали на его едва только высохшей после купанья в ручье пушистой шкурки, то комьями разлетались во все стороны.
Однако Калиоля нисколько не огорчали подобные мелкие неурядицы.
– Уф!.. Уф!.. Уфф!.. – высунув от усердия нежно-розовый язычок, пыхтел от натуги толстый мохнатый крысюк, вертясь юлой на расчищаемом месте и совершенно не понимая, что он не так делает. Почему у него не получается?

0

54

Алессандра едва сдерживалась, чтобы не расмеяться... тем более в такой печальный момент. Временами глупый крысюк бывал ну до того растяпистым и неловким, что оставалось только хвататься за голову.
Будь повод другим, Алессандра уже давно дала бы себе волю и рассмеялась, однако девушка чувствовала, что чьи-то голые косточки – это достаточно важная причина для огорчения Калиоля. Дриада попыталась представить, что она сама бы почувствовала, если бы кто-то отломил и бросил на землю полную сил и живую, налитую сладким весенним соком березовую ветку.
Возмущение? Гнев? Слезы?..
Беспокойство, что дерево её вида истечет соком и погибнет от истощения, если не закрыть его раны?..
Всю веселость девушки словно как рукой сняло.
– Давай я помогу тебе, – с серьёзностью сказала она Калиолю.
Земля на поляне была непривычно слежавшаяся, весьма и весьма трудная для копания. Наверное, то, что случилось с деревьями, повлияло и на нее. Теперь Алессандра уже и сама стыдилась того, что ей показались забавными усилия Калиоля. Раздумывая над этим и ведя мысленный разговор с крысюком у себя в голове, который девушка собиралась начать, как только они закончат хоронить косточку, дриада не заметила ничего подозрительного в том, что место с относительно мягкой почвой нашлось – примерно в двух футах от сплетенных стволов, почти прямо напротив щели в их плетении.
Дриада легко расковыряла палочкой почву, сделав в земле небольшую ямку, куда легко поместилась бы косточка. Конечно, кто-либо хищный мог бы с легкостью выкопать эту косточку себе обратно, но Алессандра надеялась, что к тому времени глупый мохнатый крысюк уже совсем-совсем забудет об этом событии и снова начнет беззаботно жрать и веселиться, как ни в чем не бывало.
– Вот. Готово. Клади теперь сюда свою косточку, – спокойно сказала дриада и отошла в сторону, чтоб мохнатый крысюк смог исполнить все, что считал для себя важным – каким бы странным оно для нее ни казалось.

0

55

– Ну ты валшебница-а-а!.. – очарованно протянул Калиоль, глядя, как ловко у дриады получилось выкопать в земле могилку для его неизвестных косточек. Вернее, косточки были не совсем его, в противном случае Калиоль так бы не восхищался.
Несколько раз шмыгнув своим испачканным в земле грязным носиком, глупый крысюк бочком-бочком подобрался к ямке, осторожно опустил в нее косточку, а затем, сообразив вдруг что-то, испуганно пискнул:
– Подожди, не зарывай! – и стрелой метнулся к щели между переплетенными деревьями.
Маленький самоназванный санитар и погребальщик леса проворно сгреб в одну кучу все остальные косточки (которые по сравнению с первой были совсем маленькими), так же быстро метнулся обратно и высыпал все собранные косточки в ямку.
– Вот, – Калиоль был очень доволен собой и гордился своей сообразительностью. В самом деле, так было гораздо лучше, чем вырывать для каждой косточки отдельную ямку. В большую и хитрющую башку крысюка почти сразу же пришла еще одна мысль, и теперь он торопился ее озвучить.
– А ты скажешь речь? А то на похоронах обычно всякие речи толкают, а сам я их говорить ни мастовик... то исть, ни мастерец... – и умоляюще просительно-препросительно заглянул девушке в глазки.

0

56

– Волшебница, не волшебница. Ну, скажешь тоже... – тихо пробормотала девушка, слегка смутившись от похвалы. Не успела она это сказать, как шустрый крысюк пискнул что-то неразборчивое – вероятнее всего, просил подождать – и куда-то исчез из ее поля зрения. Алессандра остановилась, думая, то ли окликнуть и переспросить крысюка, то ли подождать, пока Калиоль сам появится. И крысюк появился – как оказалось, лазил за остальными косточками. В то место, которое чуть не стало для него ловушкой.
«Вот неугомонный!..» – слегка раздраженно подумала про зверька дриада. – «А что, если бы?..»
Она все-таки считала, что косточкам зверька сейчас не жарко и не холодно. Им все равно, где лежать. А что случится с Калиолем, Алессандре было не все равно. Она внимательно посмотрела на крысенка, надеясь, что больше он не вляпается во что-нибудь и не устроит себе и девушке еще каких-нибудь неприятных сюрпризов. «По-видимому, не устроит...» Неразумный и доверчивый зверек только хотел, чтобы все было по правилам, которые он уже непонятно у кого успел подсмотреть.
– А что говорить? Что ты хочешь ему сказать? – с недоуменьем полюбопытствовала девушка у крысёнка.

0

57

– Чё сказать, чё сказать?.. – Калиоль задумался и почесал лапкой в затылке. – Скажи, что он находитца сийчас в лутшем мире. Там травка всегда такая мягкая, сочная... и ищё многа орехов. Там всигда лето... – глупый крысюк помнил, что бывают времена, когда все покрывает это противное, белое, холодное, однако всякий раз надеялся, что это случайно получилось, и что если очень сильно захотеть, то это белое уйдет и не будет появляться хотя бы годика два. – Там пално сладких ягод, и от их никада ни болить животик. – Ну конечно же, разве мог он обойти стороной сегодняшние свои злоключения. – И самое главное – там нет кошек! Воть! – глупый крысюк склонил голову набок и искоса посмотрел на Алессандру. – Ты всё запомнила? А то я, есля понадобицца, то ни шмагу павтарить. Патамушта я ма-алинький, глюпенький... – и глупый крысюк захныкал и жалобно посмотрел на Алессандру в надежде, что та проникнется его положением и тоже разжалобится.

0

58

Алессандра послушно повторила все, что подсказывал ей Калиоль. «Так вот, значит, каков загробный мир в его представлении!..» Отсутствие хищников и куча халявной жратвы для крысюка могли показаться раем. Алессандра осторожно покосилась на него, закапывая самодельную маленькую могилку. Но нет, девушка беспокоилась понапрасну: Калиоль ничего не замечал. Он просто стоял, лопухами развесив свои далеко не маленькие ушки и расчувствовавшись так. что на выразительных круглых глазах блестели большие мокрые слезки. Алессандра разглядывала его и гадала, почему временами Калиоль, вроде бы, говорит нормально, а временами почти по-детски сюсюкает и канючит, как маленький. «Притворяется?.. Дурное воспитание?..» Все хитрости крыса были словно бы шитыми-перешитыми белыми нитками, однако несмотря на все это глупый крысюк многим здесь нравился. Почти всем. За исключением ее начальницы. Хотя некоторые и относились к нему, как к несмышлёнышу.
Они помолчали еще немного, а затем девушка, как можно ласковее, чтоб, ненароком, не спугнуть заплаканного звереныша, мягко спросила:
– Ну что? Попрощался? Может, пойдем в какое-нибудь другое место, а то мне от этих страшных деревьев как-то не по себе... – она поморщилась и обхватила себя руками, как будто бы ей в этот теплый летний день было зябко, а затем тихо добавила, – ...как будто мороз по коже проехался...

0

59

Когда над маленькой могилкой, где отныне покоились косточки неизвестного зверька, зазвучали погребальные речи, глупый мохнатый крысюк шмыгнул носиком и восторженно уставился на Алессандру.
– Какая же ты умная-а-а!.. – с восхищением произнес он, когда речь дриады закончилась (и даже серенькому ёжику стало бы ясно, что продолжения её, вроде, не будет). – А вот я бы никада так ни смог. Чесна-чесна!..
Толстый мохнатый крысюк не знал, что еще полагается делать и говорить в таких случаях, и потому уцепился за предложение Алессандры, как за соломинку.
– Этта пррявильна! – с несколько преувеличенным энтузиазмом заговорил он, стараясь как можно быстрей пересказать девушке свои ощущения. – Мне здесь тоже не по себе как-то так-то так получается. У меня шкурка, вообще-то, теплая, но когда ты об этом сказала, я пачуствовал, что миня здесь чё-то тоже знобит. На миня, наверна, эта, как иё там, вечная мирзлота напала... Воть!..

0

60

Похвала крысёнка была, конечно, очень приятна, хотя девушка и понимала, что она является незаслуженной. Неужели Калиоль и вправду не замечает, что она всего лишь повторяла его слова? Алессандра слегка покраснела от смущения – что, однако, не помешало ей едва заметно хихикнуть при словах Калиоля «напала вечная мерзлота...» Что при этом представилось Алессандре в ее воображении...
Отогнав от себя непрошенные образы, молодая дриада оглядела еще раз поляну, тем не менее, не обнаружив при этом больше ничего подозрительного, еще раз горестно вздохнула о судьбе молодых деревьев, подвергнувшихся страшной деформации со стороны чего-то страшного и неизвестного, и медленно двинулась прочь, направляясь куда глаза глядят, в какое-нибудь более приятное место, чем это.

---> Эльвина роща

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Вотчина дриад » Роща молодняка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC