Миранделла: Enchanted World

Объявление

В случае проблемы с регистрацией стучите в аську: 602-943-371

Баннеры:

Волшебный рейтинг игровых сайтов TopOnline - Рейтинг ролевых игр Ещё один великолепный МИФ. Ролевая игра по МИФам Асприна Яндекс.Метрика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Волшебная поляна » Домик Айэли


Домик Айэли

Сообщений 31 страница 48 из 48

1

http://s015.radikal.ru/i332/1109/6c/1615614f0070.jpg
Находится недалеко от поляны. Айэли там живёт вместе с матерью и двумя старшими сестрицами.
Представляете, одна из них уже настолько взрослая, что пользуется маминой косметикой и встречается с одним лесным эльфом.

0

31

Если б не непреодолимое стремление отдельных фей окунуть крысюка в тёплую или холодную воду, а затем бесцеремонно потискать за все места под прикрытием противной мыльной пены, несъедобно пахнущей и злостно кусающей за носик и глазки, Калиоль бы подумал, что болеть – это очень приятно. Во-первых, он налопался варенья до самого отвала, а во-вторых, хоть крыс не понял, какие манипуляции проделывала над ним Сибилла, однако общее ощущение идущего от её рук тепла – в точности как от солнышка – пришлось мохнатому зверьку по душе: он разнежился и даже начал клевать носиком.
Последнее, что слышал Калиоль пред тем, как заснуть – это как Сибилла говорит Айэли уложить его баиньки.
«И то верно... Давно б пора...» – лениво подумал сонный крысюк и почти сразу же провалился во дрёму: смотреть красочные сны о тёплых летних солнечных лучах, проказах и всяких вкусностях.

0

32

Долго не раздумывая, Айэли решила уложить крысюка на своей кровати. А чего ж тут плохого, в конце-то концов? Он же чистый!
Сказано – сделано! Маленькая фея устроила Калиоля поудобнее на подушках, подоткнув одеяло – которое оказалось ему всё же несоразмерно велико – а затем устроилась напротив на стульчике и стала смотреть на крыса.
При виде спящего Калиоля к юной фее начали приходить в голову разные занимательные идеи. «Вот была бы у меня такая же кукла», – думала Айэли, – «она бы так не пачкалась и не поступала так глупо. Я кормила бы её с ложечки вареньем и поила бы цветочным нектаром вместе с пыльцой. Она бы стала для меня настоящей подружкой. Я бы её очень любила.»
На секунду Айэли показалось, будто этими мыслями она каким-то странным образом предаёт Калиоля. Неужели это было действительно так? Нет, не так. Почему она не может одновременно иметь куклу и дружить с Калиолем? На её кроватке хватило бы места им обоим, и Айэли только представила себе, как хорошо бы смотрелись тут рядышком крыс и кукла, как на губах юной феи сразу же появилась мечтательная улыбка. По всему выходило, что смотрелись бы они тут с ней хорошо. Точно-точно. Определённо. Ну какие здесь могут быть сомнения, в самом-то деле? А если Калиолю ещё гипюровый цветочек прямо в лапку положить...
И маленькая фея тут же начала пристраивать тихо-мирно спящему и не шалящему крысёнку цветочек под лапу.

0

33

Сибилла мало-помалу начинала хмуриться. Меньшая сестрёнка со своим хвостатым приятелем отчего-то притихли, и тишина эта, как беззвучный звон, начинала действовать ей на нервы. «Что-то затевают... Да, точно что-то затевают...» Сибилла подкралась на цыпочках к двери, заглянула в комнату... «Нет, крыс спит... А эта негодная лентяйка сидит рядом и в ус не дует. И это в то время, когда мама ушла неизвестно куда, а я хожу здесь и думаю, что будем делать, как будем справляться в её отсутствие!..»
– Айэли! – сердито сказала она вполголоса. – От того, что ты будешь сидеть рядом и смотреть на Калиоля, он быстрей не поправится. Лучше иди, убери грязь, которую развёл твой любимец – и то больше пользы будет.
Здесь Сибилла подумала, что не мешало бы проявить какую-никакую заботу о сестре, и добавила:
– Только не порежься смотри! Там осколки!
Мысль научить неразумную девчонку осмотрительнее выбирать себе друзей, заставив её на своей шкуре почувствовать, каково будет расхлёбывать последствия калиолевых шалостей, старшей сестре показалась вполне удачной. Здесь только был один не совсем приятный момент – и Сибилла лишь удручённо вздохнула, когда мысль о нём заявилась к ней в голову. Цена такового обучения оказалась на деле слишком высока.
Самого варенья было не жалко – его можно было ещё наварить сколько угодно, тем более что сладкое, как узнала Сибилла, было весьма и весьма вредно для талии. Банки же и прочие предметы домашнего обихода были у фей роскошью, бережно хранимой и передаваемой из поколения в поколение, так как сами феи ничего похожего изготовлять не умели...
Вот чего уже не скажешь об эльфах. Эльфы, да... эльфы могли производить подобные вещи, но работать предпочитали исключительно по зову души и на себя, и Сибилла вовсе не чувствовала уверенности, что даже ради её прекрасных глаз её знакомый остроухий друг не поленится создать что-нибудь полезное. Вот бродить ночами под звездами и сочинять изысканнейшие баллады – это они все горазды, а помочь знакомой девушке в беде – так сразу же начинаются какие-то отговорки!..
«Какая несправедливость!..»
Впрочем, как у любой уважающей себя феи и девушки, способ убеждения у неё был, и причём не один. Вся проблема была в том, что ради этого обязательно пришлось бы чем-нибудь поступиться. А ведь так хотелось казаться гордой и независимой – ну хотя бы в глазах этого молодого эльфа, если она не может позволить себе общаться с более заслуживающими внимания остроухими.
«Чёртов Калиоль! Чтоб его кошки съели! Этот гадкий крысёныш спускает все мои планы коту под хвост своим пристрастием к сладостям!..»

0

34

Айэли вздохнула и покорно побрелась на кухню. В конце концов, Калиоль был её приятелем, а значит, ей и убираться в доме... но самое главное – он не выдал её, хотя это именно Айэли выпустила из рук банку с вареньем. Даже не заик... не пискнул об этом во время мытья – хотя Айэли прекрасно знала по его нелюбовь к мылу.
Маленькая фея попробовала рукой воду, что осталась после приведения в первозданный вид крысёнка-сладкоежки. Вода была по-прежнему мокрой и достаточно мыльной, тряпка тоже обнаружилась где-то поблизости, так что проблем с этим не было.
Проблемы были с самим полом. Точнее – с живым ковриком из листьев: молодых фей начинали учить как выращивать его в доме уже в третьем классе, а как чистить его от случайных загрязнений наподобие разбитой банки с вареньем – и причём так, чтобы не повредить его ещё больше – рассказать почему-то забыли. В конце-концов Айэли как-то смогла промыть бархатные узорчатые зелёные листики, затем сложила пальцы перевёрнутой вниз чашей и произнесла заклинание.
«Сегодня наш «ковер» украсится одуванчиками» – подумала юная фея. Это было не простым капризом с её стороны – одуванчики были необходимы, чтобы замаскировать повреждённые места, а кроме того, заклинание подбавляло силы и остальным листочкам в составе их коврика.
Закончив работу, маленькая фея поднялась с четверенек и бросила взгляд в окно. С тех пор, как она принесла домой Калиоля, прошёл уже не один час – солнце уже клонилось к закату.
«А как же школа?» – с испугом подумала Айэли, но тут же оборвала себя: в самом деле, какая тут школа? Хотя учительницу не мешало б предупредить, чтобы не волновалась, а когда вернётся мама и напишет записку, тогда уже вообще всё будет в порядке. Айэли прокралась на цыпочках в свою комнату и бросила взгляд на Калиоля. Сладостелюбивый крысюк спал и даже забавно похрапывал во сне с тоненьким свистом.
«Наверно, не будет ничего страшного, если я оставлю его здесь на полчасика» – подумала Айэли, накинула лёгкий плащик и выскользнула из дома.

---> Летняя школа фей

Отредактировано Айэли (02.07.2014 06:08)

0

35

Роща молодняка <---

Да, очень большой день получился сегодня у маленькой феи. Длинный-предлинный и очень трудный. Настолько долгий, что когда мама, Айэли и госпожа дриада дошли наконец-то до феиного домика, Айэли и сама забыла, с чего начиналось сегодняшнее утро. Несмотря на то, что упорно продолжала это вспоминать. Всю дорогу. Ни на что не отвлекаясь.

Хотя, признаться, были очень большие соблазны. А какие яркие и красивые светлячки были на той лужайке, через которую они прошли мимо! Только... «Не будешь же останавливаться и уговаривать их посидеть, словно маленькие звёзды, у тебя на ладони, пока ты споёшь для них колыбельную, если у мамы и госпожи дриады такое серьёзное, важное и неотложное дело. Ох, хоть бы не оказалось чего-то плохого с бедняжкой Алессандрой...» а песенку для светлячков Айэли успеет спеть в другой раз. Лучше она будет думать о Кале. «Бедняжка Калиоль! Прилетел с утра и плюхнулся в озеро! И чуть не утонул, глупый, бедняжка! Ах, да, впрочем – у него же было оправдание: он спасался от злого волшебника!.. Но простудился. И заболел. И получил синяков. Хотя нет, с волшебником он должен был драться до этого. В смысле: до того, как сбежал...»
Айэли поняла, что снова запуталась. Пусть уж лучше Каль рассказывает, что и как с ним было. Она сняла башмачки, повесила в прихожей плащик и повела маму и гостью к себе в комнату.

Крысёнок, естественно, дрыхнул там, где его положили – у неё на кровати. И даже похрапывал – с громким молодецким присвистыванием.
«Милый Каль!» – с умиленьем подумала Айэли. – «Какой он лапочка-а!..»

0

36

Эвлин-Еванджелина шагнула к кровати дочери, протянула руку и легонько потормошила крысёнка.
– Ну-ка... А ну-ка... Просыпайся давай, пушистый друг. Я надеюсь, ты лучше себя чувствуешь, потому что пришла пора рассказать нам обо всём. И не вкратце, а по-хорошему. Злой волшебник под самым боком у Волшебного Леса – это вам не шутки шутить с изюмом.
Дриада предпочитала пока держаться в тени, но по её сурово сжатым губам и напряженному виду можно было легко себе представить, что она готова вмешаться в любой момент, который сочтёт нужным.

0

37

Оказавшись бесцеремонно – прямо за хвост и ухи – вытащенным из очередного сладкого сна, Калиоль испуганно пискнул и поспешил зарыться как можно глубже обратно под одеяло.
– Я ни на чуточку не хотел... ту банку варенья!.. – защищаясь, пропищал маленький глупый крысёнок. – Она сама на меня напрыгнула!..
В головке сонного Калиоля смешались и дрёмь и явь, так что бедный зверёк не сразу разобрался, о чем его спрашивают.
– Волшебник... И крыса-а-а!.. – жалобно прохныкал он, наконец-то поняв вопросы феи. – А потом они вызвали демона и тот велел делать им совсем-совсе-ем плёхо-о-о...

0

38

Как только речь зашла о банке с вареньем, Айэли почувствовала препротивное желание стушеваться. Быть может, как только она превратится в невидимку, все словно забудут о ней и больше не станут доискиваться до действительной судьбы той самой злосчастной банки. Её детский стульчик в самом тёмном углу был как раз тем, что нужно, и Айэли вжалась в него, изо всех сил стараясь представить себя очень маленькой и тихой, как мышка. И – притаиться.
Бедной маленькой фее совсем-совсем не хотелось во второй (или, может быть, в третий) по счету раз выслушивать на ночь глядя рассказ крысёнка об ужасах, пережитых им в замке злого волшебника (до сего дня она думала, что такие только в сказках бывают).
Но – пришлось. К сожалению, пришлось.
«Я всего лишь тихая маленькая мышка» – начала воображать она про себя. – «Я совсем-совсем не понимаю лесное наречие и не знаю, о чем они спрашивают...»
Бедному Калиолю пришлось гораздо хуже: он не мог таким же образом спрятаться. Он же был очевидцем.

0

39

«Какую банку?» – крысёнку определенно снились кошмары, однако Эвлин-Еванджелина не собиралась поощрять разговоры о его страхах. «Переел, наверно – вот и снятся всякие прыгающие ужасы. Надо будет сказать дочери, чтоб не баловала его и не перекармливала.»
– Зато для тебя это будет урок, – назидательно проговорила она, – о пользе умеренности. И я, кажется, просила тебя рассказать обо всём по порядку. Вот эта важная гостья, – Эвлин-Еванджелина кивнула на дриаду, до сих пор не видевшую необходимости вмешиваться в разговор, однако прислушивавшуюся к нему с завидным терпением и заметным вниманием, – проделала такой долгий путь специально чтобы послушать тебя, так что, пожалуйся, не ударь перед ней в грязь лицом. Или мордочкой – неважно, что там у тебя есть.

0

40

Как только выяснилось, что за варенье никто ругать его и не собирается, Калиоль воспрял духом. По порядку – значит будет по порядку, он вообще любил поговорить о своих приключениях. Тем более, что сейчас, в тепле и уюте фейского домика, все опасности казались сытому крысёнку мелкими и незаслуживающими внимания. Но раз хотят послушать – пусть слушают.
– Когда всё это началось, я был около Хрустального ручья, – выбравшись из-под одеяла, начал Калиоль уже мысленно прослушанную и отрепетированную часть повествования. Прожорливый летающий крысюк любил и просто обожал сам процесс хвастовства – а для этого было необходимо заранее приготовиться. У него даже речь складнее становилась в эти минуты. – Собирал орехи... ну, вы знаете, как всё это бывает, – здесь последовала драматическая пауза. –  И вдруг всё потемнело, а с неба раздался грохот, как это обычно бывает при грозе... только вот самой грозы на самом деле и не было. В смысле, с неба не капало. Ни на сколечко.
Калиоль изобразил лапками, насколько небо не протекало, и продолжил.
– Я полетел посмотреть, что же это там бумкнуло – и на поляне увидел деревья. Как будто их что-то связало между собой – ну точь-в-точь как вязание госпожи Эвлин-Еванджелины. Ох и жуткое там было за зрелище!..
И в подтверждение своих слов – как он испугался – болтливый грызун прикрыл мордочку лапками. Сам же шкодливый крысюк в тот момент думал только о том, удалось ли подольститься насчёт вязания к матери Айэли, и подействует ли это, когда она снова вспомнит про банку.

0

41

Эвлин-Еванджелина нахмурилась. Когда она просила крысёнка рассказывать обо всём по порядку, с подробностями, она вовсе не имела в виду, что им требуются все подробности. Фея хотела было поторопить грызуна – но лишь бросила короткий взгляд на дриаду, всем своим присутствием выказывающую одну лишь сосредоточенность – и сдержала своё нетерпение. В конце концов, она была лишь простой феей и не могла знать, какие из подробностей покажутся важными в глазах хранительницы леса.
Однако, хотя Эвлин-Еванджелина была простая фея, но насмехаться над собой она никому не позволяла. Существовали такие вещи, являвшиеся для неё самыми важными, которыми она заслуженно могла бы гордиться. И когда маленький глупый болтун замахнулся на святая святых – назвал жутким её вязание – фея-мать лишь мстительно улыбнулась, представив дерзкого грызуна в качестве сердцевины для своего клубка, сплошь опутанного нитками... «Посмотрим, как тогда ты запищишь... непутёвый пожиратель варенья и булочек... Лучше б сам занялся чем-нибудь полезным, чем смеяться над порядочными, трудолюбивыми феями...»
В ожидании поддержки Эвлин-Еванджелина взглянула на дриаду – и слова её остались невысказанными.
– Продолжай, – вместо того, кивнув, сухо сказала она крысёнку. – Мы тебя внимательно слушаем. Значит, ты прилетел на ту поляну и заметил деревья. Что было дальше? Что ты сделал?
Допрашивать крысюка – раз уж вести разговор предоставляли пока ей, на деле оказалось не так уж и сложно. Главное было представить себе, будто крыс нашкодил – и тогда все нужные вопросы задавались у феи будто сами собой.

0

42

Глупый крысюк чувствовал разочарование – что-то в его гениальном плане пошло не так. Фея не улыбнулась, не предложила возможно проголодавшемуся зверьку плюшку с вареньем... конечно, крысёнок ещё не успел проголодаться и, скорее всего, отказался бы – но всё равно ему было бы очень приятно. Теперь же выходило, что на ужин себе он пока ещё не заработал – и прожорливый крысюк удвоил усилия.
– Я подлетел ещё ближе и заметил дыру, – продолжил он свой рассказ. – Промежуток между стволами. А в нутречке этой самой дыры был кристалл. Я хотел рассмотреть его поближе и – у-ух!.. – угодил в паутину. Она была натянута перед самой дырой, совершенно невидимая, и какие-то косточки валялись на донышке. Как росянка. Она бы меня просто съела б, обязательно съела, если бы миня не пришла и не вытащила Алессандра, – захватившись своим рассказом, жалобным голосом доложил крысюк. – Она меня спасла. И ещё деревья пульсировали...
– Да, кстати, как с ней? – Калиолю пришло в голову, что он может попытаться задать и свой вопрос. Авось ответят. – В добром ли она здравии?

0

43

– В добром, – не вполне дружелюбно буркнула фея: по её скромному мнению, Калиоль должен был бы поинтересоваться об этом раньше, если действительно беспокоился о судьбе девушки. Животное он или нет, однако откормленный пушистый крысюк умел разговаривать, а следовательно, должен был иметь хотя бы примитивные представления об отношениях в обществе.
И Эвлин-Еванджелина как раз собиралась об этом сказать крысёнку... но тут неожиданно для неё заговорила дриада: её вопрос – пусть даже Эвлин-Еванджелина и не понимала его цели и смысла – был в сотни раз важнее для установления истины, так что фея-мать решила оставить свои наставления для более благоприятного момента.
– Деревья пульсировали? – негромко переспросила дриада, но при первых же отзвуках речи её наступила такая тишина, что фея расслышала бы даже писк пролетавшего комара – впрочем, и он тут же бы стих, усовестившись, что помешал разговору. – А когда появилась Алессандра, деревья пульсировали или уже нет?
Фея молчала и молилась, чтобы хранительница леса разобралась поскорей в этом происшествии. Ведь не дело же, когда их мирный и уютный лес превращается в нечто пугающее и странное, а из кустов на тропинку начинают выпрыгивать чудовища. Как защитить ей своих дочерей: вот что хотела бы она знать.

0

44

Хорошо, что с Алесандрой всё было хорошо: она была вне опасности. Крыс вздохнул с облегчением и распушил усы.
Однако Калиолю всё-таки показалось странным, что дриаду интересует такая маловажная вещь, как пульсирование деревьев, когда он начал говорить о кристалле. Он решил вернуть разговор в нормальное русло.
– Мне кажется, уже перестали, – отмахнулся крыс и досадливо взмахнул лапкой. – Да и какая разница! Факт тот, что мы с Алессандрой сумели достать тот кристалл, а его у нас отобрали. А он мог оказаться важным, так ведь? Плохой волшебник об этом тоже говорил. Они с большим блохастым крысом и демоном собирались сделать с ним что-то... построить какую-то махину... которая, возможно, даже сможет уничтожить весь наш лес, а вы только об отдельных деревьях и беспокоитесь!.. Да без кристалла вы не сможете даже расколдовать все эти деревья! По-моему, так.

0

45

Даже фее показалось, что глупый наглый крысюк перешел все границы – так чего уж говорить про дриаду, для которой он не являлся «приятелем самой любимой младшей дочурки и почти что членом семьи»? И у Эвлин-Еванджелины просто не было слов, чтобы выразить всё своё возмущение поведением крысюка.
Вернее, слова находились. Как взрослая фея, она знала несколько слов и выражений, как будто специально предназначающихся для плохо ведущих себя нахальных грызунов. Но – не при дочери же!
– Может быть, ты даже знаешь, как отыскать этого твоего злого волшебника, – слегка прищурясь, ядовито прошипела Эвлин-Еванджелина. – Если знаешь, тогда скажи. Спаси наш лес – и мы все будем премного тебе обязаны...
Конечно, глупый крысюк так торопился, так спешил всем поведать, раструбить на весь лес о своих приключениях, пережитых бедным зверьком в башне у злого волшебника, так что самое главное – запомнить дорогу от этой башни – он даже не сообразил.
Впрочем, сама Эвлин-Еванджелина была несколько несправедлива к крысёнку: после своих злоключений в башне у злого волшебника глупый зверёк был простужен и плохо соображал, в данную минуту фея и сама не понимала, что же на неё такое нашло, что она так «окрысилась» на него. Совершенно не понимала.
– Ладно, – сказала она, отдуваясь и тяжело дыша, как после тяжёлого бега, во время которого фея-мать забыла, что можно пользоваться крыльями. – Моя дочь, надеюсь, вам больше не нужна? Она ничего не видела, в башне побывал этот. Забирайте его и можете поговорить в другом месте.
Дриада поджала губы – видно было, что она заметно озадачена поведением Эвлин-Еванджелины – смерила обеих фей взглядом и сухо произнесла:
– Полагаю, у вас найдётся полотенце, чтобы я могла этого завернуть?
На Калиоля они не смотрели.

---> Гигантский дуб

0

46

– М-миня-а-А-А?!.. – испуганно взвизгнул Калиоль и заметался по комнате, натыкаясь с перепугу на всё, на что только было возможно. Как назло, в фейском домике были очень низкие потолки (и дриада почти касалась их макушкою). Очень скоро бедный крыс почувствовал, что кто-то схватил его за заднюю лапку, и с испугу заверещал ещё громче. А Сибилла (это была она и Калиоль сам не понял, как это ей удалось так близко подобраться к нему незамеченной) обвязала лапку крысюка прочной ленточкой и вручила другой её конец госпоже дриаде.
– Вот, держите, – с явным подобострастием (очевидно, подлизываясь) услужливо сообщила дриаде фея-предательница. – Он теперь не сбежит от вас.
Глупый маленький крысюк злобно покосился на неё. О, с каким бы удовольствием он бы извернулся и цапнул её за руку своими острыми передними зубками!.. Только, к сожалению, руки этой феи находились от зубов толстого неповоротливого зверька далеко, а зубочки у крысёнка были короткими.

---> Гигантский дуб

0

47

Айэли не уловила, когда разговор перетёк в нечто неудобоваримое, не очень красивое и неприятное – это же ведь так плохо, когда взрослые сердятся. «Бедный Каль... Опять всех рассердил...» В этом бедняжка Калиоль был талант, тут уж ничего не попишешь... «Но разве это повод, чтобы на него так накидываться?..»
И теперь, хотя, возможно, уже было поздно, чтобы вмешаться во взрослые дела, она всё-таки встала и вежливым голоском, как учили её разговаривать с большими, спросила, обращаясь к дриаде:
– Вы же ведь не сделаете ему чего-то плохого?
Госпожа дриада саркастически хмыкнула и смерила Айэли взглядом так, как будто та была совершенно прозрачной, как будто бы её не было... словно пустое место. Как если бы вместо маленькой феи в ее маленькой спаленке находился какой-нибудь пенёк... – ой нет, даже не так, пеньки ведь, всё-таки, были деревянные, а значит, для госпожи дриады должны были иметь намного большее значение и ценность, чем Айэли – итак, смерила Айэли взглядом, развернулась и отправилась с Калиолем на привязи куда-то прочь из фейского домика. Вид у бедного зверька был совершенно жалобный, он оглядывался, взглядом моля Айэли о помощи, то испуганно глядя на её маму, то обиженно косясь на сестру – и при этом сердито поблёскивая своими крошечными белыми зубками...
«О, Сибилла! Но почему?!.. За что же ты так с ним поступила?!..»

0

48

Айэли поплакала немного, собирая разбросанные в пылу борьбы крысёнком вещи, да так и уснула без сновидений. Она легко верила во всё хорошее, и уже утром проснулась с мыслью, что с Калиолем сейчас тоже должно быть всё хорошо. За завтраком она снова немного огорчилась, разглядывая оставшееся на полу пятно, но мама как-то ничего не заметила – а главное, её так удалось удачно отвлечь, вызвавшись вымыть после себя посуду!.. Одним словом, всё обошлось хорошо. В шкаф на полку с вареньем мама, после всего случившегося, очевидно, пока ещё не заглядывала.
Айэли встревожилась: что будет, если мама заглянет в шкаф тогда, когда Айэли будет в школе – однако летнее солнышко светило так ярко, что все волнения юной феи растаяли без следа, и она, весело размахивая зажатыми в руке свернутыми в трубочку писчими листками и узелком с чернильницей, весело поспешила к школе, тихонько напевая на ходу какую-то весёлую песенку. Слов у песенки не было, одна лишь мелодия. Слова Айэли пока еще не успела придумать.

---> Летняя школа фей

Отредактировано Айэли (08.07.2014 09:50)

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Волшебная поляна » Домик Айэли


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC