Миранделла: Enchanted World

Объявление

В случае проблемы с регистрацией стучите в аську: 602-943-371

Баннеры:

Волшебный рейтинг игровых сайтов TopOnline - Рейтинг ролевых игр Ещё один великолепный МИФ. Ролевая игра по МИФам Асприна Яндекс.Метрика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Волшебная поляна » Летняя школа фей


Летняя школа фей

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Поляна с цветами, мягкой травой и мхом, на которые так удобно присесть. С северо-запада рядом с поляной находится большая-пребольшая ель, под сенью её веток обычно и проходят занятия.

0

2

Домик Айэли <---

И хотя домик, в котором жило всё семейство Айэли – сама юная фея, её мама и две старшие сестры – находился совсем недалеко от Волшебной поляны, тем не менее в Школе она уже никого не застала. Никого от слова «совсем никого». Даже соловей был сегодня не в голосе. А обойдя кругом высокую ель и поцарапавшись немного хвоинками, Айэли поняла, что соловья сегодня вообще не будет.
Маленькая фея не была особо легкомысленной (хотя кому-то могло показаться иначе). Скорее, напротив. Из всех домашних она, наверное, самой первой сообразила, что мама что-то слишком уж долго не возвращается. Хотя до Старой Рощи было не больше часа ходьбы – «феечным шагом», помогая себе крыльями и перепархивая через препятствия. Хотя обратно, если пришлось на себе тащить и дриаду...
Да, это могло оказаться не по силам её бедной мамочке.
«Я должна пойти и встретить её» – подумала маленькая фея. Айэли даже не подумала, что её мать могла догадаться позвать на помощь кого-то другого.
Но, тем не менее: сказано – сделано. Тем более что дорогу она приблизительно знала.

---> Роща молодняка

Отредактировано Айэли (02.07.2014 06:15)

0

3

Домик Айэли <---

Айэли едва не опоздала. Все её подружки сидели здесь и ей не терпелось рассказать им о своих приключениях.
– Привет! – радостно закричала она подружкам. Еще издалека. Настолько ей не терпелось.
– А я вчера единорогов видела, – подойдя ближе, сообщила она громким шепотом.
И встревоженно оглянулась на учительницу. «Ой!» Литания-Листраи разложила уже перед собой все необходимые принадлежности и теперь строго оглядывала класс. И уж, конечно же, она никогда не любила, когда её ученицы шептались о всяких глупостях. Прямо во время урока.
«Только бы не заметила... Только бы ничего не сказала...» – с испугом подумала девочка.

0

4

– На картинках?.. – так же шепотом переспросила Мария-Азалия. Обычно феи в её возрасте не имели ещё двойного имени. Мария-Азалия была исключением. А ещё она была воображалой.
Но только больше ничего такого неприятно-уничижительного она переспросить не успела, потому что на класс обратилось внимание учительницы.
– Здравствуйте, девочки! – хорошо поставленным голосом произнесла учительница Литания-Листраи, как только увидела, что все малолетние феи собрались на поляне. Феечки нестройно поднялись, свидетельствуя свое почтение, а затем расселись обратно. – Сегодня произошло знаменательное событие...
– Какое? – подняв руку, спросила кареглазая пухленькая улыбающаяся темноволосая феечка. Феечку звали Вишнёвый Цвет и она слыла очень доброй и послушной девочкой, неизменно весёлой и легко отказывающейся от любого мнения, если оно не одобрялось кем-то из взрослых. Взрослые феи, главным образом учительницы, души не чаяли в этой девочке, дети же предпочитали выбирать себе подруг поинтереснее.
– Нас удостоила своим присутствием Айэли, – с преувеличенной торжественностью объявила Литания-Листраи, бросив при этом такой взгляд на класс, что Вишнёвый Цвет покраснела, подумав, что должна была бы догадаться, и, высунув и прикусив от усердия кончик языка, начала быстро-быстро строчить в своем писчем листочке. Другие феечки таким усердием (а точнее сказать, таким легковерием) не отличались: в сторону Айэли лишь повернулись их прелестные головки, но – не более. Тем не менее, Литания-Листраи продолжала:
– И сейчас Айэли выйдет и расскажет всему классу, что у неё вчера случилось такое, из-за чего ей пришлось пропустить урок. Ну, Айэли, рассказывай! Мы тебя внимательно слушаем. Что же такое было на этот раз? Нашествие гигантских божьих коровок? – и Литания-Листраи деланно закатила глаза.
Очевидно, с матерью Айэли она ещё поговорить не успела.

0

5

Айэли хотела было хорошенько ответить воображале, чтобы та не думала, будто только с нею могут приключаться разные чудеса. Но – не успела. Её спрашивали. И Айэли пожалела, что вчера она не успела предупредить учительницу...
Но, с другой стороны, когда ещё выпадет возможность выйти и рассказать всё перед всеми, чтобы никто не подумал, будто она хвастается.
– Я совсем не думала вчера пропускать урок, – звонким и чистым, словно серебристый перезвон колокольчика, голоском начала девочка. – Просто вчера утром прилетел Калиоль – вот поэтому я и задержалась, – и Айэли развела руками в знак своего бессилия перед обстоятельствами. – Он едва спасся из башни злого волшебника и искал нас, чтобы пер... пердуп... предупредить...
Наконец-то ей удалось выговорить это длинное и сложное слово.

Отредактировано Айэли (08.07.2014 11:21)

0

6

– Калиоль?.. А, ну тогда понятно. Он же такой геро-ой!.. – насмешливо протянула какая-то феечка постарше с блондинистыми до белизны патлами до нижних кончиков крыльев. Глазки у неё были синие, цвета морской волны – только вот какие-то мелкие, так что даже длинные, загибающиеся вверх реснички не делали из неё эталон красоты. Хотя, если б она соизволила сделать попроще личико и перестала так презрительно щуриться, как будто вынуждена рассматривать какой-то недостойный её глаз предмет – к примеру, крысиные какашки – она могла бы показаться очень симпатичной, и по-своему, вполне даже привлекательной девочкой. Ну а так бросался в глаза носик, несколько похожий на птичий клюв, что в значительной степени негативировало создаваемое её лицом впечатление. – Помню, он как-то рассказывал, что прошлым летом один-одинёшенек поборол на лужайке около дуба десять рысей. Или двадцать – я всегда считала, он из скромности зачастую преуменьшает их количество...
– Это всё, Айэли? – приказавши взглядом наглой выскочке замолчать, очень сухо и строго спросила Литания-Листраи. – Ты ничего больше не хочешь добавить к своему рассказу? В своё оправдание?

0

7

«Десять рысей?..» – Айэли даже обиделась немножко на Калиоля. «Почему же он тогда мне так ничего и не рассказал о своих подвигах?..»
– Я ещё только начала, – скромно потупив глазки, пояснила она своей учительнице. – Я отнесла его домой, мама вымыла и накормила его, и Калиоль рассказал нам... в общем, они с дриадой Алессандрой как раз нашли и несли с собой какой-то кристалл, когда на них из-за кустов кто-то напал. Алессандре попали в лоб камнем и она упала, а Калиоля унесли с собой в башню. Но он сбежал оттуда, и... вот так и добрался к нам. Мама сказала сидеть дома и ждать, когда вернётся одна из сестер и подлечит Калиоля, а сама пошла посмотреть, что с Алессандрой. Вечером она вернулась с одной из дриад, они сказали, что Алессандра уже в порядке, и затем... а затем та дриада забрала с собой Калиоля. И мама сказала, что они очень заинтересовались, что он видел в башне у злого волшебника...
Айэли сказала далеко не всё, но даже этого, как она считала, должно было оказаться более чем достаточно, чтобы затмить приключения Марии-Азалии.

Отредактировано Айэли (08.07.2014 16:13)

0

8

«Звучит похоже на сказку...» Литания-Листраи решила, что обязательно проверит этот рассказ при первом же удобном случае. Не то, что бы она не доверяла Айэли или считала ту «врушкой» – просто очень большой фантазёркой. К сожалению, недисциплинированной фантазёркой. Даже для феи.
– В наших окрестностях уже сто лет не слышно ни о каких злых волшебниках, – с уверенностью произнесла она, обводя взглядом весь класс. – Тем не менее, должна предупредить вас, чтобы вы не доверяли незнакомцам и не заводили с ними дружбу, предварительно не узнав, кто они и откуда. К сожалению, приврать любят даже наши старые знакомые...
«Десять рысей?» – повторила вслед за своей подопечной Литания-Листраи и едва не прыснула со смеху – только вот перед классом этого сделать было никак нельзя, и её губы сами собой сложились в ироническую улыбку. У Литании-Листраи появилась своя идея относительно того, с какой целью приходила за Калиолем дриада, и она решила обязательно поговорить с Айэли о невоспитанно летающем крысюке и о его дурном влиянии на девочку после урока. Даже если после разборки с дриадами глупый крысёнок и прикусит свой не в меру длинный розовый язычок, это дело нельзя было пускать на самотёк.
К сожалению, Айэли – по мнению Литании-Листраи – всё ещё была слишком наивна, чтобы самостоятельно распознать вруна в своём окружении.
– Можешь садиться. Итак, девочки... – она подняла перед собою один предмет. – Тема нашего сегодняшнего урока... Кто-нибудь может сказать мне, что это такое?..
Как всегда, поднялся целый лес тонких девичьих рук.

0

9

Айэли чувствовала печаль, как будто бы на сердце у неё лежал большой и тяжёлый камень – если не большее. Возможно, что это даже была большая-пребольшая гора: слишком большая и тяжёлая гора для одной маленькой девочки. Учительница Литания-Листраи не стала ругать её за то, что Айэли прогуляла вчерашнее занятие.
Однако учительница Литания-Листраи ей не поверила.
«Она, наверное, думает, что Калиоль всё это выдумал... Вот и Сибилла такая же: обвиняет бедного Калиоля в том, будто бы это он разбил банку с вареньем. А меня она даже слушать не захотела!..» – Айэли почувствовала, что глаза её наполняются слезами. – «Я приношу ему одни неприятности... Бедный Каль!..» – Айэли украдкой высморкалась в лист лопуха и стала смотреть, что делают другие девочки в классе.
Вишнёвый Цвет – «Конечно же!.. Всеобщая любимица!.. Кого же учительница Литания-Листраи спросит, раз не её?!..» – весьма упрощённо рассказывала, как нужно ухаживать за лесной ромашкой, что она любит или не любит, и что можно вылечить её отваром. Учительница Литания-Листраи, держа в руке большую маргаритку, со снисходительно-безучастным видом выслушивала её повествование. Над классом неуверенно поднимался лес рук – сообразительные феечки желали дополнить или уточнить ответ Вишнёвый Цвет. Они уже сообразили, что маргаритка – это совсем не то, что ромашка. Айэли тоже подняла руку. Она хотела взять реванш и показать остальным девочкам, какая она тоже умная.

0

10

– Да, Айэли? – наконец среагировала на поднятую руку Литания-Листраи. – Ты с чем-то несогласна? Хочешь дополнить ответ?
Класс недовольно загудел, протестуя против такого решения учительнице в духе «ну-я-же-первая-подняла-руку-ну-госпожа-учительница-ну-пожалуйста-спросите-меня-я-первая-я-лучше-знаю-что-это-такое». Взмахом руки и строгим взглядом Литания-Листраи добилась, чтобы это недовольное гудение стихло, затем сказала:
– Девочки, я считаю – мы должны дать Айэли ещё один шанс показать себя с лучшей стороны.
– Да ничего она не знает, наверное! – пробурчала с места феечка с длинными белобрысыми патлами. – Только то, что ей Калиоль рассказал!
Вопреки всему, в её голосе вовсе не чувствовалась уверенность.

0

11

– Это не лесная ромашка, – поднявшись с места, громко сказала Айэли. – Это маргаритка!
Руки она держала вытянутыми вдоль туловища – и речи не было о том, чтобы во время ответа вдруг начать грызть ногти от волнения, поскольку Айэли уже была достаточно большой феечкой, чтобы стыдиться такого поведения. Айэли было неуютно, что взгляды всех девочек обращены в её сторону, в ожидании засмеяться, если она вдруг сморозит какую-то глупость, однако маленькая фея решила не доставлять им этого удовольствия – но до чего же трудно было выполнить это решение!
И тем не менее, она старалась держаться и говорить без запинки.
– Маргаритка означает «жемчужина». Это цветок добрых сил, символ чистоты и невинности помыслов. Если сплести и надеть венок из маргариток, он проясняет зрение. Если сердце твоё и помыслы чисты, ты начнёшь видеть невидимое – то, что старается спрятаться, укрыться в тени или за иллюзиями. Венок нельзя носить больше часа или ходить с ним на солнцепёке, потому что цветы начинают вянуть и он теряет силу. Поносив венок, его необходимо расплести и посадить цветы на пригодное для них место, после чего подействовать на них магией Природы, чтобы они снова могли укорениться. Если земля сухая, то её требуется полить. Цветам требуется отдых: запрещается беспокоить их ранее, чем на четвёртый день.
Когда рассказ подошёл к концу, маленькая фея дышала тяжело и шумно, как после полёта наперегонки до самого Волшебного озера. Айэли чувствовала, что ей не хватает воздуха. Она как-то совсем не привыкла к тому, чтобы о чём-то рассказывать такими длинными и сложными фразами, когда одновременно требуется говорить и думать о том, чтобы не ляпнуть что-нибудь невпопад, и одновременно сказать обо всём, что главное, но чтобы не повторяться. С другой стороны, маленькая фея могла гордиться собой, что сумела запомнить и повторить всё, что когда-то рассказывала ей мама.
«Когда я вырасту – буду так же много знать цветах и травках, как мама» – вот ещё одна огромная мечта юной феи на тему о том, кем ей хочется стать, когда она будет взрослой. Около половины юных феечек мечтали о том же самом, и Айэли вовсе не была исключением ни по мечтам, ни в плане отвлекаться на что-то более красивое и интересное, если это что-то окажется рядом во время урока.
Такова была их природа.

0

12

Литания-Листраи изменилась в лице – она совсем не рассчитывала на такой ответ.
– Оч-чень хорошо, – произнесла фея, медленно оглядывая класс. – Удивлена твоими познаниями, Айэли. – Она хотела было добавить «Не ожидала этого от тебя», однако вовремя сообразила, что это будет не совсем педагогично. – Кто-нибудь ещё желает что-то дополнить? – вопреки её готовности к сюрпризам, желающих не нашлось.
Ответ не совсем соответствовал её ожиданиям: Литания-Листраи готовилась к тому, чтобы самой рассказать, как использовались в магии маргаритки. И, конечно же, более подробно, с остановками и повторами, чтобы все юные феечки смогли запомнить и выучить наизусть этот урок.
А на деле вышло, что сначала Вишневый Цвет приняла маргаритку за ромашку (однако она была такая хорошенькая, такая миленькая, ласковая и послушная девочка, что у Литании-Листраи не нашлось достаточно строгости, чтобы сделать ей замечание). Затем эта неугомонная фантазёрка Айэли обнаружила своё отличное знакомство с этим предметом. Литания-Листраи чувствовала, что должна поощрить этот интерес, чтобы девочке и впредь интересно было интересоваться именно тем, чем нужно (и чтобы у неё не оставалось времени интересоваться тем, что нельзя).
– А теперь, девочки, – Литания-Листраи показала рукой на отдаленный конец их большой поляны с гигантским дубом, – давайте мы с вами сейчас перелетим вон к тем кустам жимолости, и под их сенью у нас с вами будет практическое занятие на тему: как ухаживать за маргаритками.

0

13

Айэли всегда нравилось ухаживать за цветами, и последующие полчаса пролетели незаметно. Зато весело! Почти все девочки помогали друг другу, и Айэли даже позабыла, что они когда-то ссорились. Таща в маленьком берестяном ведёрке студёную воду из ближайшего родничка, маленькая фея едва не споткнулась, проходя мимо зарослей поспевающей малины, защищённых, словно часовыми, окружающими их зарослями крапивы, которую учительница Литания-Листраи запретила выдирать, сказав всем, что она полезная. Наверное, крапива и в самом деле была полезная: не будь её – на малине не осталось бы уже ни одной ягодки. В тот момент, когда Айэли едва не споткнулась, из кустов донёсся очень странный то ли рык, то ли гул, приглушенный – но именно это и вызывало у маленькой феи чувство испуга и опасности. Бросив ведёрко – какая жалость, вода разлилась! небольшой лужицей – Айэли вспорхнула и стремглав полетела под защиту своей учительницы.
– Госпожа учительница Литания-Листраи!.. Там... там... – только и смогла выговорить маленькая фея.

0

14

– Что значит: «там»? – непонимающе переспросила Литания-Листраи. Айэли показалась ей довольно напуганной, но, с другой стороны, она же ведь была такая фантазёрка!.. – Что ты хочешь этим сказать?
В этот момент снова раздался рёв и гул – более громкий: теперь его смогла услышать даже Литания-Листраи... и услышанное сильно ей не понравилось. Фея побледнела, задрожала и попятилась, одной рукой прижимая к себе Айэли, которую она пыталась затолкнуть себе за спину, чтобы неведомое чудовище, если уж оно вдруг вздумает выскочить из кустов, в первую очередь заметило взрослую фею, и девочка имела лишний шанс убежать. Другой рукой она дважды взмахнула, подавая знаки остальным молоденьким феечкам, порхающим по поляне: в первый раз – чтобы привлечь к себе их внимание, а во второй – чтобы проявили благоразумие и ни в коем случае не бросились любопытствовать, что заметили Айэли и учительница.
Стоя к ним спиною, она не видела, заметил ли кто из девочек её предупреждение, и самое главное, что сейчас волновало её больше всего – это послушались ли они её или нет.

0

15

Больше всего Айэли хотелось развернуться и убежать... только бежать прочь казалось ещё страшнее, ведь тогда она бы не увидела того, кто рычал. И ещё Айэли с каждым мигом, с каждым ударом сердца становилось страшно не только за себя. Другое дело, если бы они побежали вместе. Вместе не так страшно. И ещё ей хотелось, чтобы вчера кто-то из единорогов подарил ей шерстинку из своего хвоста, чтобы она могла дать им знак и чтобы они могли прийти ей на помощь, если она вдруг окажется в опасности. Айэли об этом читала в одной сказке – но только единороги этой сказки не читали, и потому им с учительницей придётся спасаться самостоятельно.
Айэли сделала ещё одну робкую попытку поверить в сказку, чтобы сказка смогла прийти ей на помощь.
– Госпожа учительница... Литания-Листраи... А может быть, тот кто рычит... на самом деле он добрый и хороший... он просто попал в ловушку, и этим рыком... он просто зовёт нас о помощи...
Айэли в это не очень верилось, однако маленькая фея вдруг вспомнила одну сказку, где фея красных лесных цветов (Айэли не помнила их название) вырастила такой цветок и тем самым сняла проклятие с лесного чудища, оказавшегося на самом деле красавцем-эльфом. Айэли очень надеялась, что однажды такое приключится и с нею, на самом деле.

0

16

Литания-Листраи изрядно сомневалась в том, что кто-то «добрый и хороший» мог испускать такие резкие и неприятные звуки. «Он что же, совсем не ведает, что творит, когда так угрожающе рычит здесь из кустов и пугает детишек? Шальной медведь?.. Нет. Маловероятно...» Литания-Листраи не побоялась бы слетать и проверить, а если что – объяснить шутнику всю неправильность его поведения, или же вызвать подмогу, если нарушитель спокойствия угрожал не на шутку. Однако у неё на попечении был целый класс маленьких феечек, добрая половина из которых не научилась ещё достаточно хорошо маневрировать в воздухе, и Литания-Листраи чувствовала себя не вправе подвергать их хотя бы малейшей опасности. Поэтому она склонялась... да что склонялась, просто обязана была думать плохо о неизвестном и придерживаться второго, менее рискованного варианта. Лучше пожертвовать «рычуном», нежели доверенными ей детьми!..
С другой стороны, чем ей занять девчонок, чтобы они от большого ума и старания не бросились к ней, возможно, тем самым подставляя себя под удар?
– Айэли, – тихо, но твёрдо велела девочке фея-учительница, – лети к остальным. Быстро сплетите венок из маргариток. Я пока что попробую вступить с ним в контакт.
Она подтолкнула милую, однако ужасно недисциплинированную феечку прочь от кустов, в ту сторону, где сейчас, по предположению Литании-Листраи, должна была находиться вся группа, и, пятясь и не отводя пристального взгляда от зловещих кустов, медленно последовала за ней.

0

17

Айэли помчалась к девочкам. Маленькая фея понимала всю важность возложенной на неё задачи, и хотела сделать её как можно быстрее. Айэли помнила, что она отвечала, и поэтому сразу сообразила, зачем был нужен венок. «Так учительница сможет увидеть Того-Кто-Прячется-И-Рычит-В-Кустах»
– Что это? Что это было? Откуда эти странные звуки? – со всех сторон посыпались вопросы подружек-фей. Кто-то слышал звуки (особенно во второй раз), кто-то был слишком занят разговором и не обратил внимания.
– Учительница Литания-Листраи сказала, что ей нужен венок из маргариток, – сообщила им маленькая фея. – Она собирается выяснить, друг это нам или враг, – после чего аккуратно сорвала несколько здоровых и сильных цветочков и принялась переплетать их стебли. Айэли старалась работать быстро, но в то же время бережно обращаться со стебельками. Ведь если повредить цветы или стебли, то не только венок не будет действовать, но и сами цветы не приживутся на новом месте. Тут уж никакая магия не поможет.
Некоторые девочки тоже стали помогать ей, и наконец венок был готов.

0

18

Литания-Листраи наконец-то смогла взглянуть на своих подопечных. Благодарение Игдрассе, все они были в сборе.
– Спасибо, девочки! – надевая венок, сказала учительница. – Вы молодцы!
Наконец-то она могла разглядеть того, кто рычал на них из-за кустов (одновременно Литания-Листраи подумала, что большое счастье, что этот кто-то так никак и не решился на них напасть). Она посмотрела на кусты... и здесь-то учительница Литания-Листраи почувствовала разочарование, потому что в кустах никого не было. Она подлетела ближе, а затем – ещё ближе...
Бесполезно. Ничьего присутствия. Никаких следов.
«Это кто это, в таком случае, здесь рычал? И куда он успел убраться, если на земле не осталось практически никаких следов?» – мучилась недоумениями Литания-Листраи.

0

19

Айэли было очень приятно, что фея-учительница похвалила их – это же ведь именно маленькая фея передала наказ Литании-Листраи и организовала девочек. На секунду Айэли почувствовала себя большой и очень взрослой. Однако тут же спохватилась: «А что сейчас видит учительница? Доброе существо или какое-нибудь чудовище?»
Литания-Листраи полетела к кустам. «Значит, оно не опасное» Однако она не сказала этому существу «Привет!» и не познакомила его с девочками. Айэли показалось, что их учительница чем-то озабочена.
– Вы что-нибудь видите, госпожа учительница? – поскольку Литания-Листраи была от них уже далеко, прокричала ей маленькая фея.

0

20

– Ничего, – прокричала в ответ Литания-Листраи. Она не смогла разобрать по голосу, кто из девочек задал ей этот вопрос, только это было и неважно. – Летите сюда! Посмотрите! У вас молодые глаза, зорче моих! Может быть, что-нибудь и заметят?
Феечки стайкой подлетели к ней, Литания-Листраи сказала им не опускаться на землю, чтобы случайно не затоптать следов, если они там окажутся... только эта предосторожность оказалась излишней, потому что следов они так и не нашли. И учительница, и молодые феечки выглядели очень удивлёнными. Некоторые из них даже попытались высказаться, будто бы Айэли всё это показалось.
Но потом, когда учительница и девочки полетели к делянке маргариток, чтобы расплести венок и снова посадить на место цветы, пока они не погибли, странный рык послышался уже оттуда. Литания-Листраи схватилась за венок, надела его на голову, чтобы уж на этот раз засечь нахального пугателя. Однако снова ничего не увидела.
– Ничего не понимаю, – растерянно проговорила учительница.

0

21

Айэли сначала растерялась, когда они искали-искали, и так никак не нашли следы «Того-Кто-Прячется-И-Рычит-В-Кустах». «Ну ладно я – я-то ещё маленькая и могу ошибаться... Но учительница Литания-Листраи тоже ведь его слышала!..»
Поскольку учительница была уверена, что они обязательно должны что-то найти, то Айэли старалась держаться ближе к ней – чтобы тоже заразиться уверенностью.
Наконец они сдались. Увы и ах, как ни жаль, однако пришла пора возвращать цветы в землю, иначе эти маргаритки не прижились бы заново. Айэли грустила, ей очень хотелось, чтобы венок расплёл кто-то другой.
Но тут оказалось, о, тут оказалось, что «Тот-Кто-Прячется-И-Рычит-В-Кустах» является невидимым! Все слышали рык, однако никто не смог его разглядеть! Даже учительница Литания-Листраи – а ведь на ней был венок!
Айэли подошла ближе к учительнице.
– Госпожа учительница, как вы думаете, – застенчиво спросила она, – он – невидимка?

0

22

– Нет, не думаю. Маргаритки обязательно разоблачили бы его, – не раздумывая, ответила Литания-Листраи – столь велика была её вера в цветы и фейскую магию. – Будь то скрывающийся маг-иллюзионист, или не имеющий тела призрак... – она не договорила, но, впрочем, всё было и так ясно: «невидимка» должен быть существом более незаурядным, чем это сейчас представляется феям, и простыми и проверенными средствами его не разоблачишь.
– На сегодня урок окончен, – сказала фея-учительница. – Позаботьтесь о маргаритках и можете разлетаться по домам... – в этом месте голос её слегка дрогнул, и Литания-Листраи продолжила: – И, пожалуйста, будьте осторожны. В нашем Лесу начинает твориться что-то странное, вы же сами слышали только что...
Вспомнив, что она запланировала сделать в начале урока, фея добавила:
– И, Айэли, передай, пожалуйста, своей матери, что чуть позже я хотела бы навестить её, если она не против, – это было выражением вежливости: на самом деле они с матерью Айэли были добрыми подругами, но Литания-Листраи понимала, что на этот день у Эвлин-Еванджелины могут быть и другие планы, и поэтому следовало предупредить её загодя.

0

23

Айэли кивнула. Потом ещё раз кивнула. Какая ж она глупая! Конечно, цветочки разоблачили бы его! Затем ещё раз кивнула. Конечно, она передаст это маме. Только сбегает ненадолго туда, где встретила единорогов (эту часть Айэли не сообщила своей учительнице и даже не кивнула, потому что Литания-Листраи ничего не спрашивала). А дорогу ведь она уже знает. Наверно, запомнила. Да, наверное уж точно запомнила. Ну ничего – если не совсем хорошо помнит, то, должно быть, вспомнит, покуда будет идти.
«Ах, если бы ну хоть разочек, хотя бы на минуточку увидеть настоящего живого единорога!..»
Она помогла девочкам рассадить маргаритки – цветочки хорошо поработали сегодня и заслуживали свою долю отдыха, пусть даже их волшебство оказалось бессильным перед загадкой «Того-Кто-Прячется-И-Рычит-В-Кустах» – а затем постаралась как можно незаметнее улизнуть от подружек. Эта встреча принадлежала только ей – и Айэли с уверенностью зашагала, благо дорога была пока что знакома для маленькой феи. Или, по крайней мере, старалась казаться таковой.

---> Эльвина роща

Отредактировано Айэли (11.07.2014 19:44)

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » Волшебная поляна » Летняя школа фей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC