Миранделла: Enchanted World

Объявление

В случае проблемы с регистрацией стучите в аську: 602-943-371

Баннеры:

Волшебный рейтинг игровых сайтов TopOnline - Рейтинг ролевых игр Ещё один великолепный МИФ. Ролевая игра по МИФам Асприна Яндекс.Метрика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » #Подземье: Тулуорм-Эсзак » Туннели вне города


Туннели вне города

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

Подземные туннели, понемногу сужающиеся и более извилистые, чем которые находятся в непосредственной близости от пещеры Эсзак, благоприятные для засад, и с более высокими потолками, нежели у гномов, хотя и не по всем из них можно проехать на ящерах. На стенах имеются мох, слегка фосфоресцирующие лишайники и грибы, слизь...
Пол грязный.

0

2

Тоннели около города <--

Полугодовалый детеныш мантикоры был очень голоден. Мать куда-то пропала (возможно, была убита более крупным, опасным, агрессивным, или хотя бы более удачливым хищником) а он, хотя почти уже не требовал молока, еще не мог охотиться полностью самостоятельно, испытывая себя в роли загонщика только когда добыча была предварительно ужалена и доставлена поближе к логову его мамашей, еще живая, но частично парализованная и неспособная оказать достойное сопротивление, либо же убежать от ее детеныша.
На этот раз охотничья удача отвернулась от мантикорихи, и ее отпрыск, устав лежать спокойно в хорошо укрытом от посторонних глаз мантикорьем логове, подавляя непонятное томление в животе, выбрался наружу, совершенно уверенный, что он и один в состоянии управиться с любой добычей. В прежние разы это ведь удавалось.
Так самонадеянность сыграла с мантикорёнком дурную шутку. Заслышав шаги посторонних существ, он, расхрабрев от голода, побрел им навстречу, оскалив зубы, размахивая в нетерпении своим ужасным скорпионьим хвостом и с сухим шелестом ударяя им о стены туннеля. Мантикорёнок еще ни разу в жизни не сталкивался с дроу.

Офф: он вам почти по пояс. Удар хвоста уже опасен, хотя яд не настолько сильный, как у взрослой особи. Действие парализующее.

0

3

Туннели около города <--

Чувствительные острые уши предупредили отряд темных эльфов быстрее, чем это сделало бы магическое заклинание мага из Дома Магов Адамантита. Рилрос весь превратился в слух, замерев на месте и на ходу анализируя услышанное. То же сделали все остальные члены отряда, рассыпавшись к стенам туннеля и беззвучно переговариваясь жестами, обмениваясь догадками, пришедшими в их головы.
Дроу не доверяют своим сородичам больше, чем кому-либо другому, но только не в таких случаях, когда слаженность - залог их общего выживания.
Существо было одно. Более того - и это являлось огромнейшей странностью, тут же заставившей членов отряда заподозрить ловушку - оно даже не делало попыток передвигаться бесшумно. Либо оно было слишком в себе уверено, либо, наоборот, являлось легкой добычей для любого, кто первым на него наткнется. Либо, наоборот, умышленно старалось казаться легкой добычей, заглушая производимым шумом шаги куда более опасного и незаметного напарника.
Любой дроу на его месте поступил бы так же.
Воины выдвинулись вперед, защищая остальных по приказу Жрицы, которая в настоящий момент, войдя в транс, монотонно напевала какие-то молитвы во славу их жестокой Паучьей Королевы и богини всех дроу. Молодой маг отступил на удобную позицию, приготовившись кинуть Иллюзорный огонь в неизвестное существо так, чтобы не задеть этим воинов. Рилрос ничего против них не имел, так что промахнуться не входило в число его интересов. Более того, уже приготовившись к заклинанию, маг заметил, что оба воина стараются держаться так, чтобы он не задел своей магией обоих из них сразу. Скорее всего, выживший намеревался отомстить молодому магу в случае какой-то подставы.
Все это, словно молния, промелькнуло у него в голове, когда неизвестное существо появилось в проеме туннеля и Рилрос Амалрос спустил заклинание, даже не успев рассмотреть толком, что это было за существо.

0

4

Мантикорьий детёныш сближался с отрядом. Двое существ, выдвинувшихся перед всеми прочими, ему решительно не нравились, поскольку от них пахло опасностью и страхом, и вообще он немного растерялся при виде такой многочисленной добычи – тощей, голошкурой и наверняка очень драчливой. Может быть, еще не слишком поздно было слинять и подыскать себе добычу поскромнее и побезопаснее?
Вдруг одно из прятавшихся за остальными существ (какое – он не разобрал) кинуло в него огнем и светом. Мантикорьий детеныш не чувствовал боли, однако у его страха глаза были велики – так что, яростно заревев, он набросился на обидчиков, в два счета проскочил между двумя передними существами (правый бок словно обожгло огнём) и набросился на ближнее существо. Правая задняя нога подволакивалась, не слушалась, и из-за боли на нее было просто невозможно опираться, опасный хвост чиркнул по чему-то мягкому, не ударив жалом, а лишь слегка оцарапав что-то живое...
Будь у мантикорёнка побольше опыта, он бы сообразил, что набрасываться из засады на отстающих дроу гораздо удобнее, а главное – безопаснее, чем атаковать весь отряд, в особенности когда тот готов защищаться.

0

5

Последующие события развивались с такой скоростью, что молодому магу, привыкшему к спокойной кабинетной работе в лабораториях Магик'Аксион, оставалось только следить за происходящим, стараясь, чтобы это происходящее не сильно зацепило его самого.
Быстрая четверолапая тень стремительно проскользнула между воинами, мазнув одного из них по лицу своим длинным хвостом (второй поспешил отпрыгнуть в сторону и, развернувшись, мгновенье спустя снова был готов атаковать существо с тыла). Первый же воин, ударивший существо мечом в бок, выпустил свое оружие из рук и попытался прикрыть ими свое лицо, однако сделал это, как показалось в сияющем фиолетовом свете Иллюзорного огня Амалросу, недостаточно быстро. Все это произошло в один миг, намного быстрее, чем бы потребовалось времени, чтоб описать все это с позиции очевидца.
Маг отшатнулся, узнав в существе в тот момент, когда оно на него набросилось, мантикору. До сей поры Рилрос Амалрос знал о существовании таких тварей только теоретически, как об источниках необходимых магических ингредиентов, и видя перед собой оскаленные зубы, перетрухал не на шутку. Со страху он принял напавшего на него детёныша за взрослую мантикору – и в тот же момент оказался под потолком, цепляясь за стену, использовав заклинание Левитации.
Если бы не стыд, что в этот решающий момент поступки мага оказались перед глазами самой Жрицы Л'лос, а также его собственных учеников, Рилрос Амалрос ни за что бы не бросился вниз на мантикору, вытащив из сапога свой кинжал.

0

6

Из-за раны в боку (меч попал в то место, где начиналась правая задняя нога, и разрубил мышцу, из-за чего эта самая нога почти не действовала) мантикорьий отпрыск не смог, как это делают дроу и ассасины, взобраться по стене. Однако сдуру он хотя бы попытался, громко взрыкнув, чтобы придать себе храбрости.
Несмотря на это, его отчаянная попытка не увенчалась успехом. Когти передних лап чиркнули по скале, и мантикорьий детеныш повалился на бок, в опасной близости от учеников, которые, возбужденно дыша, подходили все ближе и ближе, уже сообразив, что перед ними не взрослая опасная мантикора, а всего-навсего лишь детеныш, и каждый из юнцов хотел сию секунду отличиться перед лицом Паучьей Жрицы. Самый дерзкий из них замахнулся и ударил кинжалом, мантикорьий детеныш извернулся нанес ответный удар своими когтями... Хвост его резко дернулся, также собираясь вонзиться в юного отпрыска дроу – однако наткнулся на существо, что прыгнуло сверху, и это изрядно затормозило его движение.
Не совсем взрослый дроу отделался только тремя глубокими (и одной мелкой) кровоточащими царапинами на лице.

0

7

Спрыгнув сверху на мантикору, Рилрос Амалрос незамедлительно воткнул свой кинжал ей под основание черепа. И пусть его позиция была не слишком удачной – опасная тварь не лежала, вытянувшись по струнке, в ожидании удара, а отчаянно извивалась, силясь подняться, так что пришлось изогнуться, чтобы попасть клинком в нужное место – Амалросу действительно повезло, что это опасное исчадие подземелий отвлекалось на несколько противников, благодаря чему магу удалось застичь тварь врасплох. За точность удара он не волновался – дюймом выше иль дюймом ниже: его кинжал был зачарованным и отравлял любую рану, так что агония и смерть мантикоры была делом лишь нескольких минут, и не более.
К сожалению, сзади в плечо его тут же вонзилось хвостовое жало опасного создания – и острая жгущая боль в месте укола дала превосходнейшую возможность прочувствовать на себе всю иронию ситуации.
Руки молодого мага разжались и он, словно куль с тряпьем, скатился на землю с агонизирующей мантикоры. Единственное, что он мог сделать в такой ситуации – это свалиться своим телом в ту сторону, где у мантикоры была спина, дабы избежать ударов ее когтей, острых и смертоносных, как бритвы. В глазах у него потемнело и молодой маг потерял сознание.
Последней мыслью, что мелькнула у него в голове, была мысль о немилосердности Л'лос. Не хуля и ни в чем не обвиняя свою богиню, а лишь констатируя факт.

0

8

Добиванием мантикорёныша и дальнейшей разделкой туши занялись двое воинов: один в полную силу, второй – в половину. Задетая хвостовым шипом щека бедолаги распухла и он совсем не чувствовал ни щек, ни языка. Голова кружилась, по подбородку стекала ниточка слюны, но, не желая показывать своей слабости, он пристроился так, чтобы не падать, и взял на себя наименее квалифицированную и наиболее монотонную часть работы. Пара учеников, видевшая до этого мантикору только на рисунках, сунулась помогать (третий был занят остановкой крови и временно устранился от происходящего), однако была остановлена Жрицей (аристократическое звучание названий Домов, к которым принадлежали ученики, а может быть, и сама Л'лос подсказала своей неразумной служительнице, что нужно делать, чтобы в ближайшее время никто не пострадал по собственной глупости), и направлена на помощь магу, действия которого были сочтены Жрицей полезными для их отряда. Сама предводительница небольшого отряда дроу осталась надзирать за своими подчиненными. Действия воинов вызывали у нее живой интерес: Ссаптир очень любила наблюдать за кровавыми зрелищами.

0

9

Когда маг пришел в себя, он вовсе не чувствовал никоей благодарности по отношению к ученикам. Амалрос нисколько не сомневался, что они помогали ему вовсе не за его красивые морковно-алые глаза. "Да, кстати, а почему же?" Должно быть, так распорядился кто-то из власть имеющих. Конечно, ведь маг был, как говорится, ум всей экспедиции.
Кто-либо менее умный и не принадлежащий к народу дроу, в первую очередь, возможно, бы возгордился и започивал на лаврах. Но маг был не таков. Очнувшись, он сразу же забегал глазами по сторонам, ища свой зачарованный стилет или, по крайней мере, того, кто догадался приделать ему конечности. И заодно и обнаружил, что находится в стороне от туши мантикоры, которую в этот момент разделывали два воина. Возможно, его кинжал до сих пор находился в туше. Стиснув зубы из чувства уязвленного собственника, маг полежал еще немного, упорно игнорируя хлопоты своих учеников, собираясь с силами и старательно изображая слабость, чтобы никто не догадался, что он сделает в следующий момент, а когда почувствовал, что готов - поднялся на ноги, почти не хватаясь ни за плечи своих учеников, ни за стены тоннеля. Поднялся и пошел к мантикоре.
- Не вздумайте выкинуть когти - изготовленные из них амулеты увеличивают потенцию и повышают мужскую силу, - доверительно понижая голос, по секрету сказал он воинам. - Конечно, таким богатырям, как вы, возможно, это и не нужно, но я разрешаю вам набрать сколько захотите, и даже готов зачаровать по одному из них, если желаете.
Хотя маг был благодарен за спасение своей жизни - а у таких жестоких и необычных существ, как дроу, уже одно само непричинение убийства соплеменнику, находящемуся в беспомощном состоянии, приравнивается к спасению жизни - и Рилросу было важно заручиться дальнейшей поддержкой воинов, он не добавил слово "бесплатно", поскольку не хотел давать так много щедрых обещаний сразу. Тем более, если его стилет на самом деле прикарманил кто-то из воинов.

0

10

Воины переглянулись, после чего ближайший из них поинтересовался:
– А чего еще у этой зверюги может быть полезного?
– Кроме... э-э... хвостовых желез, – сразу же подхватил его напарник. Щеки у него отличались друг от друга уже не так сильно, дикция и координация движений значительно улучшились. Он снова поднялся на ноги, и чувствовал себя довольно уверенно. – Это не взрослое животное, это детеныш. Хотя довольно крупный для своего возраста...
– ...только все равно отравленных стрел из него не наделаешь, – поддержал его первый воин. – Придётся пойти добивать, а это – дополнительный риск!..
– ...и вот мы подумали, – как ни в чём не бывало подхватил его напарник, – а не подскажете ли вы нам, господин маг, что ещё у этой твари может быть ценного? Ну там, может быть, сердце... печень... ну... э-э-э... селезенка...
– ...драгоценные камни в почках...
Ученики вытянули шеи в их сторону, с любопытством прислушиваясь к разговору.

0

11

Рилрос почувствовал себя идиотом. Вот уж, действительно, правду говорят о том, что у страха глаза велики. Во время боя ему действительно показалось, что это взрослый и очень опасный экземпляр. Возгордился, словно какой-нибудь юнец, в первый раз удостоенный похвалы своей Матери Дома. А тут - пшик! С неполовозрелой тварюги действительно ничего больше было не взять, разве что, кроме нескольких килограммов не самого вкусного и ценного мяса с душноватым мускусным запахом. Впрочем, если долго варить...
Так он и сказал господам воинам.
Вместо ожидаемого разочарования оба дроу, рассмеявшись, с силой хлопнули его по плечу, из-за чего Рилрос Амалрос догадался, что это была проверка.
Заметив сбоку от туши свой любимый кинжал, Рилрос подобрал его, поморщился, обтер о гриву и засунул обратно в сапог. Воины также закончили свою работу, хотя большая часть туши продолжала оставаться на полу туннеля. Мясо мантикоры не самое вкусное, некоторые части его не заставишь себя есть, если с собой имеется другая еда. Так что чего уж там говорить о требухе?
Закончив упаковывать филей, которому дали полежать, чтобы стечь кровью, один из воинов привлёк внимание мага и показал жестами, что им требуется начертить руну. "Так, какая же?.. Руна холода или руна предотвращения гниения?" Подумав, Рилрос вытащил кисточку и пузырёк с густой тягучей быстро высыхающей темной жидкостью, добываемой из одного вида слепой колченогой каракатицы, обитающей в подземных озерах, и с чувством нарисовал обе. Воины поцокали языками, восхищаясь его умением, вероятно, именно в этот момент решив, что маги - далеко не самая бесполезная часть дровского общества. Можно было трогаться.

0

12

Примерно на протяжении мили отряду не попадалось больше ничего интересного, затем туннель резко повернул влево и вышел – как будто излился, словно приток в основную реку – в небольшую пещеру, узкую и длинную, откуда направо и налево ответвлялись еще два хода, заметно поднимающиеся кверху, а основной туннель вел вперёд и дальше – все дальше и дальше в глубокую подземную темноту; по самому полу пещеры, среди камней, грязи, пыли и еще каких-то отбросов минерально-органического происхождения валялись, похрустывая под дровскими сапогами, мелкие кости каких-то животных, выбеленные темнотой и обглоданные догола, так что на них не осталось ни единого кусочка плоти. Около входа в пещеру навстречу отряду выпорхнула стая подземных кровососущих летучих мышей с ломкими жесткими крыльями и челюстями острыми, словно бритва. Стайка нервозно закружилась в воздухе, примериваясь и оценивая потенциальную добычу, затем взвилась вверх, под самый свод пещеры, где там и сям, словно дырки в каменном сыре, чернели узкие лазы-туннели, через которые мелкие летающие существа вроде этих мышей могли попадать из одного подземного уровня на другой и из одной пещеры в другую, покружила немного задумчиво под потолком, а затем скрылась в одном из этих туннелей. Летучие мыши предпочитали набрасываться на одиночных путников и не рискнули связываться с целым отрядом, несмотря на то, что их, несомненно, привлекали едва подсохшие царапины, полученные одним из учеников, а также еще кровоточащие пласты мяса мантикорёнка, взятые и упакованные в дорогу дровскими воинами.

0

13

Вопреки сложившемуся представлению о злых, кровожадных и жестоких дроу Рилрос вовсе не любил запах сырого мяса, в особенности мяса такого сорта, как мантикорятина. Противный, какой-то даже "кошачий" мускусный запах вызывал у него во рту ощущение оскомины. Помимо того, дроу давала о себе рана, нанесенная хвостовым шипом куда-то в лопатку, а также яд, впрыснутый в его организм во время ранения (не то, чтобы маг трусил или брезговал съесть того, кому удалось его задеть, если бы встала настоятельная необходимость сделать это для достижения собственных целей, однако пока у него был собственный выбор, Рилрос предпочитал обходиться без этого). Да-да, конечно, маг помнил, что шип вонзился куда-то сзади в плечо, однако тягучая и временами как будто пульсирующая боль отдавала также и в спину, заставляя предположить, что в предыдущий момент он ошибся. Временами маг чувствовал слабость и дурноту, и только его сила воли и огромное нежелание показывать свою слабость перед такими же эгоистичными, как он, соплеменниками, побуждали мага, сохраняя непроницаемое движение лица, идти и идти вперед, а не сесть на пол и не заняться сию же секунду своим же собственным ранением. На пол садиться было так же небезопасно, мало ли какие встречаются паразиты среди подобных отбросов. Увы, однако валявшиеся по полу кости были бесполезны и для занятия некромантией - слишком уж они бросовые и мелкие, разве что на костяную муку, однако не хотелось возиться с очисткой. Если бы Рилрос был хотя бы уверен в том, что костяная мука очень нужна его коллеге, как раз специализирующемся в области некромантии, он бы перепоручил это ученикам, надеясь, что коллега как-нибудь отблагодарит его за пополнение набора ингредиентов. Однако бросовому материалу - бросовые цены. Летучие мыши слегка заинтересовали мага, однако прежде чем Рилрос Амалрос успел сообразить, какой с них можно поиметь шерсти клок, они уже скрылись из виду.
По расчетам мага, основная цель их экспедиции лежала немного дальше.

0

14

– Может, привал? – Джелас Аувринелд, четвертый и самый младший из сыновей Мир'нолу, Верховной Матери Дома Тайн Крови, был слишком утончен, чтобы без дискомфорта для себя переносить длительные пешие переходы. Вдобавок, он был ранен. Вдруг когтищи того мантикора тоже были отравленные? Кроме того, нервы Джеласа неприятно раздражал чуть резкий, тягомотный запах сырого мяса. – Эй, спроси там у старших: привал скоро?
Оба других ученика смерили его взглядом, очевидно, собираясь сказать что-либо нелицеприятное. Но промолчали. Ни один из них не был достаточно уверен в себе и знатности своего рода, чтобы на глазах у всех задирать отпрыска Второго Дома Тулуорм-Эсзака, когда тот находится не в лучшем настроении. Из последних сил несчастный остроухий страдалец растолкал своих соучеников, вырвался вперед и, поравнявшись с Жрицей, требовательно спросил:
– Эй, госпожа, скажите – а привал скоро?
Ссаптир Хла’ирин обернулась – резко, словно удар кнута, словно туго натянутая струна – и прошипела:
– Привал будет только тогда, когда я скажу! – и занесла свою змеиную плеть, готовая в любую минуту ударить дерзкого, кто посмел сбить ее с мысли. На ее губах зазмеилась коварная улыбка – в глубине своей жестокой души Жрица всем сердцем приветствовала проступок, дающий ей повод расправиться с нарушителем субординации.

0

15

Рилрос собирался было одернуть ученика – ну и что, что тот родом из более знатного дома: неуважение к Паучьей Жрице, кем бы она ни была, уже само по себе является достаточным поводом для наказания. Однако его вмешательства не требовалось: Жрица и сама была в состоянии поставить дерзкого на место. Маг только сказал другим своим ученикам:
– Не вздумайте ему помогать! – заботясь, впрочем, скорее не о них, а о себе: не хватало еще остаться без самых лучших своих учеников этого выпуска. – Никогда не следует забывать о том, кто главнее: проявлять неуважение к любой Жрице нашей Паучьей Королевы – это значит, проявлять неуважение к власти. Вы, конечно, знаете, что бывает с отступниками?
– Конечно, – нестройным хором вполголоса – очевидно, чтобы не раздражать назначенную отряду Паучью Жрицу – ответили ученики.
– Если вы не понимаете смысла какого-нибудь приказа, – продолжал читать нотацию маг, – вы должны довериться тем, кто стоит выше вас в иерархии и имеет больший доступ к информации относительно всего положения дел в целом, а следовательно – лучше вас знает, как нам всем следует поступить. Вам понятно это соображение?
– Да, учитель, – так же вполголоса ответили ученики. Если они чего-то сейчас и недопонимали, то могучий инстинкт самосохранения – Рилрос в этом не сомневался – побудил бы их поступать так, как будто они всецело поняли и прониклись этой идеей, и уж точно ни за что на свете не стали бы лезть на рожон. В глубине души маг самодовольно улыбнулся, потому что на сегодняшний день он хорошо справился со своей воспитательной задачей как наставник нового дровского поколения.

0

16

Младший сын Дома Тайн Крови стремительно отшатнулся, однако это не помогло ему избежать удара. В воздухе раздался громкий щелчок – и не прошло и секунды, как гладкую неповрежденную щеку молодого дроу украсила такая же кровоточащая полоса, как и те три, что находились на второй его щеке. Молодой Аувринелд не смог сдержать вскрика боли и ярости. Почти в ту же секунду болевызывающий яд, впрыснутый ему в момент удара змеиной головой, начал оказывать свое действие, дроу громко застонал и опустился на колени, упираясь обеими руками в землю, чтобы не шлепнуться окончательно.
– Еще раз вздумаешь мне перечить – и я спущу с тебя шкуру! – шипя сквозь зубы, с нежностью пообещала ему Паучья Жрица. – Эй, кто-нибудь там, поднимите это ничтожество и пошли! Вперед, слабаки!.. – и она снова щелкнула бичом в воздухе, на этот раз, к счастью, никого не задев.
Если кто из учеников и подумал нелестно об откровенно выслуживающемся перед начальством учителе, то оказался достаточно умен и осторожен, чтобы не произносить это вслух – в особенности перед лицом своих товарищей, готовых заложить в два счета не только соученика, но даже членов своих Домов, если это сулило им какую-то выгоду.

0

17

И отряд снова пустился в путь, подгоняемый сердитыми нетерпеливыми окриками Паучьей Жрицы. Они прошли сквозь узкую и длинную пещеру, где верхний свод был весь испещрен ходами летучих мышей, влево и вправо отходили два поднимающихся вверх узких хода, а пол был усыпан чьими-то мелкими косточками. И вскоре отряд углубился по длинному, извилистому и узкому подземному ходу, где пахло прелью и сыростью. Согласно полученным Рилросом сведениям, в одной из боковых пещер этого района водилась плантация фосфоресцирующих икающих грибов, служащих одним из компонентов в заклинаниях Магии Иллюзий. Рилрос не знал, насколько могла устареть эта информация, и не собрал ли, не уничтожил ли эти грибы кто-либо из конкурентов народа дроу – к примеру, грубые и неуклюжие гномы, не знавшие ничего окромя махания киркой и пива – однако надеялся, что ведомый им отряд успеет первым добыть себе эти компоненты.

Отредактировано Рилрос Амалрос (10.07.2014 13:57)

0

18

Чудовище было похоже на огромную фосфоресцирующую медузу – или, к примеру, на слизняка с изрядным количеством щупалец. Оставляя за собой следы светящейся слизи, оно медленно, но упорно продвигалось по туннелю в надежде настичь и переварить что-нибудь плотское, из костей и мяса.
Где-то глубоко внутри чудовища все еще растворялись чьи-то невезучие косточки, слишком твердые для того, чтобы оказаться переваренными вместе с остальной чужой плотью. Их хозяину повезло меньше – он уже распался на составляющие, поварившись-побултыхавшись в едком пищеварительном соке плотоядного слизня.
Светящийся слизень был голоден. Ему было нужно мясо. Слишком огромный для того, чтоб суметь развернуться в узком туннеле, он способен был двигаться только вперед – и ни шагу ни в каком-либо другом направлении.
По сотрясению почвы он уже догадался, что обильная и неосторожная еда в изрядном количестве из нескольких особей сама глупо и самонадеянно двигалась ему навстречу.

0

19

Где-то далеко впереди чуть забрезжило какое-то свечение. Факелы гномов? Нет, те давали красноватый свет. А здесь... Свет был белый, точно от большого скопления гнилушек.
- Неизвестный феномен, - пробормотал маг. Рилрос недоумевал. "Зачем гнилушкам собираться в таком количестве?" Он подал знак остальным, призывая соблюдать осторожность. Светочувствительные глаза дроу не искали подвох только в полной темноте. Маг начал медленно приближаться к источнику света, протягивая впереди себя "Усики Тьмы", чтобы его заклинание первым взяло на себя риск встречи с неопознанным светящимся объектом - вероятно, всего навсего лишь скоплением гнилушек, однако - чем Л'лос не шутит.
Дровская богиня обожала жертвоприношения (себе) безрассудно-смелых и даровала долгую и счастливую - относительно долгую и счастливую жизнь осторожным.

0

20

Соприкоснувшись с "Усиком Тьмы", маго-энергетическое поле слизня подтянуло и всосало его в себя. Ассимилированная маго-энергетическим полем слизня магическая энергия только лишь подстрекнула аппетит плотоядного организма. Благодаря заклинанию мага светящийся слизень уже мог эмпатически чуять добычу, находящуюся на другом конце тонкого, словно веревка, магического жгута, сплетенного из самой энергии Тьмы, мог уловить ее настроения и колебания, эмоционально подстроиться и повлиять на них в нужную для себя сторону. Группа существ передвигалась по подземным туннелям уже достаточно долго, каждый из них источал усталость – в большей или меньшей степени, часть из них находилась с грузом, а еще часть – была ранена в стычках с такими же, как они, обитателями подземных туннелей. Или почти такими же, однако светящийся слизень не чувствовал разницы. Он не видел необходимости разбираться в составе пищи. Все они были уязвимы к испускаемым им психоволнам уныния, апатии и беспомощности, в сочетании с парализующим страхом, побуждающим жертвы сдаваться, прекращая сопротивление, и молча ждать гибели, едва только до их мыслительной системы поздно или рано все ж доходило, что бесполезно пытаться бежать прочь от существа, преследующего свою жертву не слишком быстро, но безустанно.
Светящийся слизень был стайером. Для него не существовало понятия "бросить преследование".

0

21

Непонятное чувство тревоги, опустившееся подобно грузу на печень мага, наконец-то получило свое подтверждение. "Усик Тьмы" вдруг вырвался из его рук и исчез, едва лишь соприкоснувшись с неизвестным светящимся объектом. Рилрос чувствовал усталость, промелькнула мысль: а насколько много, много ли отряд потеряет, отказавшись от исследования непонятного светящегося феномена?
Маг церемонно и изящно - несмотря на усталость, некоторые навыки и нормы поведения были впитаны и доведены до автоматизма так же прочно, как инстинкт самосохранения (и по сути являлись одной из составляющих инстинкта самосохранения в обществе, где он существовал) - поклонился госпоже дровской Жрице и сопровождающим ее воинам и воспроизвел рукой жест, означающий просьбу немного подождать и дать изобразившему его время на то, чтобы разобраться с проблемой при помощи имеющихся в его индивидуальном распоряжении средств и навыков, после чего извлек стилет из висящих у него за поясом изящных ножен, опустился на одно колено на пол туннеля и принялся выцарапывать одну из хорошо известных ему рун.
Адамантит прорезал камень не хуже алмаза. Рилрос надеялся, что если он не собьется в линия, и что медленно приближающийся светящийся объект оставит ему достаточно времени, чтобы закончить задуманное... Тогда его задумка сработает.

0

22

Душевное состояние Ссаптир Хла’ирин можно было охарактеризовать как нервозное. Она была недовольна. Непонятный свет где-то там, впереди по ходу туннеля, вынужденная этим светом задержка и этот несносный маг... – да-да, он был переведён в ряд несносных, когда начал действовать без доклада и приказа – все это вовсе не устраивало Паучью Жрицу, поскольку подрывало ее авторитет перед вверенным в её руки отрядом. Как, скажите на милость, командовать ей подчинёнными дроу-мужчинами (сиречь, слабым полом), когда некоторые из них настолько неблагонадёжны, что даже принимают решения, не удосужившись поставить её в известность, к каким выводам они пришли. По-хорошему, этот Амал... как-его-там?.. этот нес-с-снос-сный маг должен был доложить ей, что обнаружил с помощью магии в передлежащем светящемся объекте. Если вообще что-нибудь обнаружил, а не воспользовался случаем, чтоб не идти дальше. И уж тогда сама Жрица, основываясь на доложенной ей информации, имела право решить, что делать отряду: наступать, отступать или атаковать.
Размышляя так, Ссаптир Хла’ирин методично поигрывала рукояткой в несколько раз сложенной змеиной плети, рассматривая подложенную ей с... ситуацию со всех сторон и всё больше и больше распаляясь в своей беспомощности. Нет, так она не привыкла. Так она больше не позволит... себя не слушаться.
«Что делать? Как не утратить собственный авторитет?..»
Что, подскажите, во имя Л'лос, ей нужно делать?!..
Окрикнуть излишне самовольного мага? Потребовать у него отчета о его действиях?..
«Л'лос жесткосердная, а если... он не послушается?!..»
«Какая дерзость!..»
Ссаптир ещё крепче, до хруста в костяшках, сжала многострадальную рукоятку. Желание отхлестать до крови, до мяса, до белых костей эту склонившуюся перед ней сейчас дерзкую спину становилось почти неодолимым. О, хоть бы он надерзил ей сейчас! Тогда она хотя бы знала, что делать.
Младшая Жрица знала, как поступать в случаях открытого неповиновения. Что делать с приказом, которого она не отдавала, однако который, казалось бы, одобряли практически все (за исключением её) члены отряда? Что, если выпоротый ею маг выйдет из строя? Что, если это светящееся... опасно? И если его можно будет зацепить только магией?..
«Проклятый маг! Он незаменим!..»
Не говоря уже о том, что Пятый Дом Тулуорм-Эсзака (равно как и Второй, однако об этом она вспомнила только сейчас) просто не позволит ей, низкородной Жрице, просто так, за здорово живешь, убивать или калечить членов своего Дома. Один разик вытянуть плетью за неповиновение, которое (так она успокаивала себя) было зафиксировано при свидетелях – это куда ни шло. Однако то, что Хла’ирин промолчала, не пресекла в тот же миг действия мага – это могло быть расценено как молчаливое согласие и обратиться против неё во время "разбора полетов" Старшими Жрицами. Ссаптир и так уже в последнее время достаточно часто журили за проявляемое ею излишне сильное рвение. Матроны Второго и Пятого Домов могли отыграться. Паучья Жрица просто обязана была взять себя в руки. До следующей ошибки, благодаря которой Ссаптир бы могла поквитаться с раздражающими её эго мужчинами.
– Эй маг, вы скоро? – нетерпеливо окрикнула она преподавателя Магик'Аксион, опустившегося на колено и даже не подозревающего, какого рода тучи сейчас сгустились над его головой. – Надеюсь, вы уже определили, что переграждает дорогу?
«И лучше бы тебе знать ответ» – добавила она про себя.

0

23

Госпожа Хла'ирин начинала проявлять нетерпение. Маг и сам бы не отказался, чтобы проблема разрешилась к этому моменту сама собой - очень уж беспокоили его начинающий слепить свет и "Усик Тьмы", с корнем вырвавшийся из рук при соприкосновении с объектом. Отвечая на резкие и нетерпеливые слова Паучьей Жрицы (Рилрос Амалрос никогда бы не признал это вслух, но работать с ней оказалось не так приятно, как думалось поначалу), маг отвлекся от рисования уже почти начерченной руны Разрушения, поднял глаза к объекту и по нарастающему из раза в раз свету убедился, что он приближается. Целенаправленно и уверенно. Он совершенно точно нацелился на отряд.
- Никогда не сталкивался с этим ранее, - поднявшись с колен и обернувшись, с должной почтительностью и искренней ноткой страха в голосе откликнулся маг. - Могу только сказать, что он приближается. Мы можем немедленно атаковать его... - сомнением и пренебрежением в голосе маг выказывал, что он думает об этом плане, - и, возможно, погибнуть, не успев даже понять, кто нам противостоит. Или же, если моя госпожа пожелает, я могу устроить ему ловушку. Враг ослабнет, и тогда у нас окажется больше шансов, чтобы с ним справиться - не говоря уже о том, что отойдя на безопасное расстояние и дав возможность сработать ловушке, мы сбережём от света наши чувствительные глаза. Если этого, конечно, пожелает моя госпожа, - и Рилрос с изысканнейшей вежливостью поклонился Жрице.

0

24

Более чем полуторавековой опыт интриг (не так уж много, но и не так уж мало для дроу) позволил молодому магу выбрать не самый наихудший выход из положения. И хоть Паучья Жрица все же заимела на него, говоря словами дроу, жвало за пазухой, и при случае рассчиталась бы с ним сполна за недостаточно проявленную почтительность, поданная молодым преподавателем Магик’Аксион идея заманить двигающийся свет в ловушку, а потом напасть на него, ослабленного, пришлась Ссаптир по душе – тёмной, как и у любой другой Жрицы. «Заносчив, но пока, до поры до времени, небесполезен» – отметила она про себя и улыбнулась лишь уголками губ. Жрицам и надлежит быть коварными.
– Делайте, как вы считаете нужным, маг – и не жалейте маны! – скомандовала она громко – так, чтобы её было хорошо слышно всем его ученикам. Про себя Жрица надеялась, что маг, вообразив, как и все эти слабые мужчины, что не хуже непрошеных советчиков разбирается в собственной магии, поступит ей наперекор и его колдовство не сработает, или хотя бы окажется невпечатляющим – и уж тогда он окажется опозоренным перед своими же собственными учениками.
Такая подстава вполне бы устроила Ссаптир Хла’ирин. Для начала.

0

25

Закончив чертить руну, маг поднялся и поспешно отступил к остальным.
- Все готово, моя госпожа! - церемонно обратился он к Паучьей Жрице. - А теперь - отходим, чтобы не попасть под удар руны. - Все его естество требовало бежать прочь подальше от опасной магии, потому что его колдовство было экспериментальным, не опробованным ранее, и могло пойти не так, как задумывалось. Однако главным сейчас было удержать лицо, дабы ни Жрица, ни кто-либо еще не заподозрил, будто маг не знает что делает. Без этого Амалрос, не успев пробежать прочь и пяти метров по туннелю, практически моментально превратился бы в мертвого мага. В очень-очень-очень мертвого мага. Чего Рилросу Амалросу в данный момент совершенно не хотелось бы.

0

26

Дроу, пусть с неохотой, но отступили: хотя им хотелось показать свою силу, удаль и знания перед лицом высокой особы, но все же живой осторожный дроу намного лучше героя, но мертвого, а ни один из них – возможно, за исключением мага – не мог и предположить, с кем или чем они сталкиваются. Только самый несдержанный из учеников позволил себе выразить зародившиеся у них в группе сомнения, спросив:
– А не многовато ли силы вы вложили, господин учитель?..
Сама же Жрица, отступая вместе со всеми, смотрела только вперед, на медленно и неотвратимо приближающийся к ним свет, ожидая, когда он померкнет – и тогда уже наступит их время. Поравнявшись с воинами, она приказала:
– Атакуйте его только когда я прикажу, не позже и не раньше, усвоили? Я ваша Жрица и Л'лос дарует вам победу только через меня – если, конечно, ей будет угодно сойти до вас, грешных!
Воины нестройно кивнули, однако надеяться предпочитали только сами на себя и на свое вооружение. Оба они поудобнее перевесили свою ношу с мясом мантикоренка, чтобы та не мешала при драке. Ученики шепотом повторяли про себя разученные боевые заклинания.
Все готовились встретить приближающуюся опасность во всеоружии.

0

27

Дровский маг был не совсем честен с товарищами по отряду. Его руна была рассчитана сработать через определенное время после начертания, а не тогда, когда через нее будет проползать странный свет. И в этот момент руна должна была находиться между отрядом и светом.
Когда исходный момент настал, руна вспыхнула ярким красно-оранжевым светом и от нее в разные стороны шустро поползли миниатюрные темно-оранжевые молнии. Затрясся и раскололся пол, задрожали стены, раскололся и осыпался камнями потолок. Разрушение расползалось в обе стороны, и хоть Рилрос и подгонял сопартийцев, убеждая, что нужно отойти еще немного подальше, но, как выяснилось, отряд отступил недостаточно далеко, ибо с потолка туннеля на головы сыпались мелкие камушки. Один из них чувствительно стукнул молодого мага в плечо и Рилрос, морщась от боли, стал советовать всей нечестной компании пройти еще немного до безопасного места.
Обрушившиеся с потолка камни должны были, по замыслу мага, завалить и закупорить этот проход, но остальным он говорил, что камни должны были убить светящееся чудовище, и поскольку эта атака была не магией, а вполне материальными и осязаемыми предметами, маг надеялся, что чудище не сможет ее отвести, как недавно поступило с его "Усиком Тьмы", всосав его в себя, как будто питалось магией.

0

28

Жрица была недовольна. Похоже, что отряд потерпел сокрушительное фиаско. За считанные секунды проход впереди завалило камнями, и нужно было командовать отступление, поскольку здесь находиться было тоже небезопасно.
Похоже, что маг перестарался в своем священном рвении служить ей и Л'лос. Это льстило (хотя она должна бы и отругать неудачника), и Ссаптир весьма и весьма эгоистично радовалась тому, что магу также были не чужды неудачи, на фоне которых она могла бы выглядеть круто.

Светящийся слизень был недоволен. Минутная тряска для него не прошла даром; еда оставалась где-то далеко впереди, туда было двигаться сейчас невозможно – а следовательно, еда оказалась для него недосягаемой. И падающие камни он не любил: мало того, что они были совершенно непитательными, так некоторые своими острыми обломками повредили кожу, выпустив на поверхность некоторое количество находящейся внутри слизна светящейся жидкости. Будь это не камни, а что-либо органическое – жидкость тут же принялась бы разъедать и растворять его до удобоваримого состояния, а так, соприкоснувшись с воздухом, ей оставалось только застывать, формируя собой преграду, чтобы камень не погрузился внутрь тела. Назад было двигаться невозможно: спровоцированный обвал распространился и на ту часть туннеля, и слизню теперь оставалось только ждать, пока неосторожные рудокопы не раскопают засыпанную часть туннеля, а после этого сделать их пищей.

– Л'лос хочет, чтобы мы пошли другим путем! – объявила Паучья Жрица, как только отряд отошел на безопасное расстояние и она приказала всем опуститься на колени и молить богиню о милосердии. – В своей милости Л'лос прощает мага Дома Адамантита, в противном случае он был бы незамедлительно умерщвлен богиней от руки кого-то из нас, как только действия мага перестали бы совпадать с ее волей. Поскольку все мы остались живы, должно быть всем и каждому очевидным, что Л'лос не требует жертв. Пока, – и Ссаптир Хла'ирин специально выделила это слово. – Однако воля богини также заключается в том, что все мы выбрали до дна объем неудач, предписанный ей нам на сегодня. – Прекрасное лицо Паучьей Жрицы исказилось от ярости и она устрашающе щелкнула плетью в воздухе прямо перед стоящими перед ней коленопреклонными членами отряда. – И это означает, что я самолично принесу в жертву того, кто ослушается или потерпит неудачу!.. – не проговорила, а прорычала Жрица, внимательно следя за реакцией каждого, чтобы убедиться, что они ее достаточно поняли.

+1

29

Л'лос прощает его!..
Рилрос Амалрос хорошо знал цену такому прощению - на деле оно могло в любой момент оказаться обещанием жестоко умертвить его во время следующей вспышки недовольства Жрицы.
Да, так он и предполагал. И минуты не прошло, как госпожа Хла'ирин это сказала.
Здесь нельзя было надеяться, что ее гнев прольется на кого-то другого. Надежда - это вообще глупое чувство. Пока глупый надеется, умный принимает меры. Не в том смысле, чтобы прямо сейчас подставить кого-либо. Подставишь кого-то - а он в ответ подставит тебя, и вот уже двумя неправильно оценившими расстановку сил дураками будет меньше. Нет, магу просто нужно было вести себя тише воды, ниже травы, не распускать языка и во всем (по крайней мере, хотя бы на словах) соглашаться с Жрицей.
Покорно склонив перед хлыстом голову, маг обратился в слух, чтобы подняться не раньше того, как это сделают все остальные члены отряда (но и не позже: сие означало бы признать себя виноватым), и очень постарался ни одним мускулом не выказать нетерпение.
Встав с колен почти одновременно со всеми (на самом деле маг оказался посередине, вместе с воинами, это огретый хлыстом задавака-ученик чуть-чуть поспешил, а два других школяра несколько запоздали), маг вместе со всеми тронулся в сторону, противоположную от завала.
Пока у них не было выбора, в какую двигаться сторону, поскольку туннель был один, но Рилрос Амалрос надеялся, что очень скоро им встретятся пропущенные отрядом в прошлый раз боковые ответвления.

0

30

Что ж, по крайней мере один туннель они пропустили. Когда-то его проложили гномы, – до того, как на столетия уйти из этих мест, обеспокоенные неожиданно вошедшим в расчеты соседством дроу – о чем свидетельствовал верхний свод, укрепленный скрепленными строительным раствором камнями, темно-бурыми почти до черноты, с мелкими белыми прожилками и отполированными до маслянистого блеска.
Воздух здесь был свежее, что указывало на относительно свободную его циркуляцию.
– Ну что, господин маг, туда? – недобро прищурившись, с ехидною насмешкой спросила Жрица.

0


Вы здесь » Миранделла: Enchanted World » #Подземье: Тулуорм-Эсзак » Туннели вне города


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC